По причине почти нулевой активности в игре, мы приняли решение закрыть ролевую. Спасибо всем, кто был с нами.
спасти и сохраниться
Куросава Аку, Тачибана Сора
поверь глазам своим
Какизаки Тенга

demonifuge

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » demonifuge » вот уж действительно давно! » 01.05.2012 «Знания - сила!»


01.05.2012 «Знания - сила!»

Сообщений 1 страница 19 из 19

1


1 мая 2012
«ЗНАНИЯ - СИЛА!»

В РОЛЯХ:
Nikaido Noriaki
Shimakaze Tatsuo
Igarashi Inio
гм

ЧТО ТУТ ПРОИСХОДИТ?!
Получив ту самую весточку от неизвестного благожелателя, под покровом ночи вы, каждый по отдельности, проникаете в местную библиотеку. Ваша задача найти артефакт, вынести его из здания и остаться незамеченным. Но миссия усложняется, когда вы понимаете, что находитесь в здании не одни. Кто же это? Ночной сторож? Или этот некто, также как и вы, пришел прибрать к рукам заветную книгу?

2

Нориаки до последнего не собирался делать то, что ему предстояло. Это надо же, проникнуть в городскую библиотеку, чтобы выкрасть книгу, пускай и опасную! Пожалуй, только одна действительно весомая причина была у обладателя зеркально выбритой головы: эта книга в плохих руках может принести немало бед, если, конечно, легенды о ней не врут.
Монах руководствовался принципом «чего только не сделаешь, ради высшего блага». Под покровом ночи, сторонясь людных мест, окольными путями Нориаки добрался до городской библиотеки. Он был налегке, в своей монашеской одежде и с дзё, исписанной текстом алмазной сутры. Если уж и попадаться, так лучше с изрезанной священными текстами и залакированной палкой, чем с колюще-режущим оружием из его коллекции.
Очень тихо, осторожно, стараясь проследить, чтобы его никто не заметил, Нориаки взял – да и пробрался в библиотеку, пользуясь тем, что в здании нет сигнализации, а окна всё ещё были сделаны из стекла, так что их не составило большого труда разбить. Перед этим он убедился, что точно не привлек лишнего внимания. Он точно не знал, куда ему идти, но точно знал, что будет искать.

3

Чего не сделаешь ради веселья. Вот правда.
Получил записку с намёком - будь добр, займись делом. Дело то плёвое, как говорится. Залезаешь в святилище знаний, находишь книгу, берешь её с собой и становишься счастливым обладателем артефакта. Может в книге парочка полезных заклинаний, а может просто сборник анекдотов, разницы нет. В таком деле важен не столько результат, сколько сам процесс.
Вообще, если честно признаваться, никаких весточек от доброжелателей Тацуо еще не получал. Заказы, просьбы, благодарности, спам, приглашения - да, было дело. Но намёки на нечто подобного рода? Впервые. Вот от этого становится еще интереснее.
Являясь лжецом по своей сути, Шимаказе не сразу поверил какой-то там весточке. Да, звучит заманчиво и перспективно. Но столь же не правдиво. Тем не менее принять окончательное решение "Пойду!" было легко. Веселье само себя окупает. А если книга и вправду существует, то это вдвойне окупается.
Надев панаму, Шимаказе отправился в путь, дождавшись пока луна скроется за облаками. Именно в этот момент он пробрался через задний ход в библиотеку. Ступал осторожно, не позволяя себе ни единого шороха. Пробраться в библиотеку ночью, выломав ручку запасного выхода... ну, люди просто не поймут такого поступка. Не примут этого, захотят возместить убытки, объяснить такое поведение и все прочее-прочее, с чем охотнику возиться не особенно приятно.
Где находится книга ни единой мысли. В конце концов, все зависит от интеллекта того, кто её прятал. Может она спрятана на самом видном месте, где никто не подумает искать. Или же в пафосном подвале под стеклянным куполом, температура и влажность под которым строго под контролем. Искать книгу в библиотеке... Чем кончится поиск сена в стоге сена?
Тацуо было осознал всю комичность ситуации, как услышал шорох. Насторожился, прижался спиной к ближайшей стене, прислушался.
Мысли забегали. Оставляют нынче сторожей в никому не нужной библиотеке, у которой даже камер у входов не установлено? Вся культура Японии строится на доверии. Кто же здесь? Самый недоверчивый сторож из всех недоверчивых сторожей? Бабушка-уборщица? Фантомный читатель? Книжный червь?
Кто бы это ни был, Тацуо стал двигаться в противоположную сторону от звука, размышляя как о том, кто или что это может быть, так и о том, где и как может храниться что-то похожее на книгу-артефакт. Приходится тяжко: следить за звуком движения неизвестного и вглядываться в каждый стеллаж. Ему почему-то думалось, что как только он увидит этот артефакт, так сразу и поймет что это именно он.

4

Сложно было понять, кто на самом деле был виноват в том, что это раз за разом происходит именно с Игараси. Все эти слухи о демонах, странные исчезновения и неизвестные, подкидывающие весточки о якобы запретных артефактах хранящихся под самым носом. Можно было подумать, что сама судьба издевается над Инио, раз за разом подбрасывая ему подобные вещи, распаляя его интерес, словно спичка, брошенная в лужу бензина. Высшие силы никак не желали оставить его в покое, каждый раз напоминая, кто он есть на самом деле. И что, под какими бы масками он не прятался, странности обязательно разыщут его, даже если он этого не хочет. Даже если он пытается исправиться, стать милым пареньком из захолустья со своим небольшим бизнесом, или хотя бы притвориться, что он таков.
Но это было бесполезно. Полностью безнадежно в виду его настоящего характера. Он родился с этой раковой опухолью в мозгу, злокачественной, неоперабельной гадостью, имя которой неуёмное любопытство, разбивающее в щепки любые стены, выстроенные железной логикой трезвого разума.
Именно поэтому Игараси сейчас стоял здесь. Слабый ветер царапал его спину, взъерошивал волосы, трепал полы серой кофты. Освещенный тонким серпом луны, периодически скрывающейся за тяжелыми тучами, он смотрел на здание, являющееся скромной захолустной библиотекой. Если верить весточке, полученной им от неизвестного благожелателя, то где-то тут в груде других, самых обычных книг, таилось самое настоящее сокровище, способное дать обладателю великую силу.
На самом деле Инио не нуждался в силе, что могла обеспечить ему книга об Истоке. Он даже и не думал о том, чтобы применить на практике все то, что сумеет вычитать в ней, если в итоге сумеет заполучить её. Этот мужчина был из тех, что собирают дорогие ручки, или любую другую подобную и пригодную для коллекционирования вещь, чтобы не пользоваться этим по назначению, а просто складывать в специальный шкаф со стеклянными дверками и любоваться холодными зимними ночами. Так что если этот самый благожелатель хотел провернуть какие-то темные дела руками обладателя артефакта, ему следовало поискать кандидатуру получше, а не открывать двери для Игараси. Двери заднего входа.
Ночь была недостаточно светлой, а Инио не обладал глазами кота, способного видеть в темноте, так что, проникнув в приоткрытую заднюю дверь, мужчина включил фонарь и начал осматриваться. Короткий коридорчик вывел его к стеллажам. Их длинные ряды расходились в обе стороны от прохода, и какие-то подозрительные тени сновали между ними, словно внезапно ожившие герои историй, сошедшие с книжных страниц.
Какие-то из них были совсем невесомы, другие же обладали подозрительной материальностью. Они шаркали ногами и дышали, Игараси слышал их, и чутье подсказало ему, что лучше остаться слепым, чем выдать себя. Тем более что глаза постепенно должны привыкнуть к темноте и облегчить ему задачу.
Свет фонаря исчез. А сам мужчина скрылся в одном из проходов меж стеллажами. Если где-то здесь лежал артефакт, он должен был почувствовать отголоски магии, даже если кто-то пытался скрыть книгу за барьером. Правда проблема была в том, что в этом здании остаточной магии было слишком много. Настолько много, что хватило бы не на один, и даже не на два артефакта.

5

И стоило только Нориаки ступить на пол библиотеки, нагло ворвавшись через окно, как мгновенно он почуял — что-то здесь не чисто!.. Ну, по крайней мере, должен был почуять, если охотничья чуйка была обострена у него до предела. В самом деле, в этом месте и правда что-то было не так — но что именно, сказать было трудно. Лысина бравого охотника сверкнула в темноте, а самому ему предстал выбор: пойти ли вперед, прямо к стеллажам, где закопаться в книгах можно было по самую макушку, либо же спуститься вниз, в подвал, откуда так и веяло чем-то неприятным и потусторонним. И в данном случае это "потустороннее" не было знаком той самой профессиональной чуйки — снизу веяло чем-то неприятным, что заставляло ежиться и вспоминать не самые лучшие моменты своей жизни. Не потустороннее — нечто иное. Словно... Это было трудно описать, просто нечто неприятное. Впрочем, из зала с книгами тоже шла неприятная аура, но совершенно иная. Там что-то было. Сто процентов. Или кто-то.
Итак, выбор был весьма прост. Подвал или книжный зал? Нечто странное и заставляющее сердце биться чаще или же чье-то присутствие? Обычный человек ни за что не сунулся бы ни туда, ни туда, но захочет ли пойти туда Нориаки?.. В конце концов, он охотник. Хм-м-м. Если честно, это совсем не аргумент. Он тут за книжкой, а не за остальным. Но что если в книжном зале сидит автор таинственного письма?
Но подвал?..
...
Возможно там скрывалась старушка-смотрительница, от них частенько была такая аура.
Впрочем, выбор был все еще за Нориаки. Вероятно, в подвале ничего не было — в таких старых зданиях часто скрывались остаточные воспоминания старых жильцов, создававшие такие парадоксы — словно там кто-то был, хотя на деле же там было пусто. Другое дело, что в книжном зале чье-то присутствие явственно ощущалось, но нельзя было сказать точно, что это какая-то странность — какая-то она была неправильная. Неполноценная. Возможно, она пытается глушить свое присутствие.

есть два пути, на какой пойдешь, какой избежишь?

спустится в подвал

пойдет в книжный зал

впереди будет длинный коридор, ведущий к хлипенькой деревянной лестнице, круто уходящей вниз. спустившись туда, он почует чье-то присутствие — не такое, как наверху из зала, но тоже устрашающее. и, кажется, оно прямо у него за спиной...

пройдя в читальный зал, он поначалу ничего не увидит — очень уж тут темно, между стеллажей, в отличие от освещенных луной коридоров. однако, через какое-то мгновение, он почувствует ту самую ауру еще сильнее и направится прямо к ней, в итоге врезавшись в Инио, резко вырулившего из-за угла


Ходить ночью в панамке, когда на голову, по сути, ничего напечь не может — не самое рациональное решение, но всяко лучшего солнечных очков тем же временем суток. Впрочем, какая разница, что там думает остальное общество о твоей панамке? Она, главное, есть. И она клевая. Таких панамок нынче не делают, если только в Токио, а до него часа два езды на общественном автобусе, полном ворчливых старушек, и это не считая остановок в ближайших деревеньках!.. Хм, кажется, мы отвлеклись. Пока панамка покоилась на голове у Шимаказе, тот медленно брел меж книжных стеллажей, время от времени слыша подозрительный шорох позади. Тот становился все тише и дальше, и, наконец, остался далеко позади, когда как сам Тацуо оказался в центре огромного лабиринта книжных полок. Удивительно, что в библиотеке какого-то там забытого всеми городка могло оказаться нечто подобное. Возможно, эта библиотека была все же, чем он сам думал. Хотя, возможно, никому просто не было до нее дела, а потому здесь было столько книг — никто попросту не хотел их воровать.
Ох уж это нынешнее поколение, ох...
Неожиданно, за спиной у охотника раздался громкий шелест, словно одна из книг резко раскрылась под дуновением ветра. Естественно, что никакого ветра тут не могло быть и в помине — один толстый стой пыли на шкафах говорил об этом, но, тем не менее, шелест имел место быть. Обернувшись, охотник мог увидеть, что на полу лежит одинокий белый листок, сложенный в виде кораблика. Если развернуть его, то на нем нашлось послание странного содержания, написанное явно впопыхах — чернила смазались, стоило задеть их пальцем. Значит-с, написавший его где-то рядом...
Письмо гласило:

Налево пойдешь — останешься без своей модной шляпы.
Направо свернешь — получишь огребешь проснешься в другом месте ничего не найдешь.
Прямо пойдешь — смерть свою отыщешь.
P.S. на месте тоже стоять не рекомендуем.

Руки бы оторвать этому умнику, который такие глупости пишет. "Ба," — подумает обычный охотник, — "тут что-то не чисто, надо разведать!". "Хм-м-м," — подумает опытный охотник, — "это слишком подозрительно". К каким причислял себя хозяин шляпы знать мог только он сам. Ну, быть может, еще и сама шляпа. Впрочем, все дело было за Тацуо — он мог последовать совету, написанному на листке, и выбрать свой путь (или свернуть назад, к подозрительному шуму), либо же попытаться отыскать автора этой странной записки, который не мог уйти далеко. Чернила были свежими, писалось оно буквально только что. Возможно, странный шелест был вовсе не таинственным ветром, а последствием побега этого неизвестного шутника. Что ж, что же он выберет?

дело в шляпе, или не совсем?

пойти назад

последовать одному из путей в записке

пойти искать шутника

обернется встречей с Инио, или с Инио и Нориаки, в зависимости от действий второго

последовать направо по темным проходам между книжными шкафами и почувствовать, словно кто-то крадет твою шляпу / пойти налево и ощутить чье-то присутствие сзади, причем весьма угрожающее, и отбить атаку... кого или чего?! что-то ничего не видно / пойти прямо и почувствовать сильный цветочный запах, что-то напоминающий... стоит ли его вдыхать?

внимательно осмотрев место, где была найдена записка, Тацуо замечает подозрительное черное пятно, напоминающее след от чернил. батюшки, у кого-то потекла ручка! впоследствии он видит еще несколько пятен и идет по ним.


Некоторым вещам следовало оставаться там, где они были: странностям библиотеке — в подвале, Истоку — в месте его происхождения, а Инио — в зоомагазине. Ну, возможно, эта мысль посетила его, когда он услышал вокруг кучу шорохов, очень громких, и затихших в то же мгновение. Все тут было слишком подозрительно, начиная от этих шумов, и заканчивая запиской. Такой охотник, как Инио, наверняка понял, что тут что-то определенно не чисто!.. Ну, он же понял, да? Или нет? Или все же понял?
Однако, стоило пройти вперед, ведь книга таилась где-то там, на полке. Найти ее было бы легко, если бы не куча магических барьеров, которых тут было, словно грибов — уже через пару минут ходьбы по книжному лабиринту, Инио наверняка почуял их. Фонили они сильно, мешали и не давали сосредоточиться. Казалось, что выставил их какой-то профессиональный охотник, но по доступной от Матушки информации никто из присутствующих в городе уничтожителей странностей не владел подобными способностями. Это было что-то запредельное... И неправильное. Стоило раскопать поглубже, а вдруг это коснется его магазина?
Через пару шагов тишина стала совсем уж давящей, словно звук резко отключили, а темнота сгустилась настолько, что невозможно стало чего-либо разглядеть. Это было странно — тут не должно было быть так темно, всего пару шагов назад Инио мог нормально разглядеть все вокруг. Но сейчас он словно ослеп и оглох. И стоило ему коснуться одного из стеллажей, чтобы не врезаться в него, как он почувствовал...
... что ничего не чувствует.
Хм, весьма спорное ощущение, но оно походило на то, словно ты отлежал руку — только вместо руки все тело. Тишина, темнота и отсутствие ощущений. Сомнений не оставалось — это чей-то барьер, весьма качественпный и сильный. В то же мгновение, как к Инио пришло это осознание, нечто ударило его под дых.

темнота — друг... кого?

контратаковать

поступить иначе

внезапное прибытие нориаки

отсутствие ощущений — еще не повод впадать в панику, ведь для этого есть магия, и ее можно использовать против невидимого врага! осталось только поймать его за руку, а сделать это тяжеловато...

лучше не стоит швыряться магией налево и направо, когда ты в таком месте — поди потом объясни Матушке, что за чертовщину ты устроил в библиотеке. однако, враг продолжает атаковать, может, стоит отступить? защищаться? или попытаться сделать что-то абсолютно иное?

возможно после одного из первых двух вариантов. слепота и глухота исчезают, однако первым, что видит Инио, становится чужая бритая голова. расскажет ли он что-то другому охотнику, или решит не связываться с ним и притворится кем-то другим?

6

Нориаки, как только оказался в библиотеке, сразу же почувствовал энергетику этого места. Оно и не мудрено: книги разных времен и эпох несут с собой определенный отпечаток, поэтому даже если библиотека не имеет богатой истории, все равно кажется, что она имеет не один век за душой.
Но не все было гладко. По крайней мере, как того могло бы хотеться. Монах почувствовал энергетику, довольно неприятную, прошибающую до основание, пересчитывающую косточки. Она пробуждала самые отвратительные воспоминания, о которых мужчина пытался забыть на протяжении двух с лишним десятилетий. Нет, Нориаки не считал, что это гаки. Он даже не мог понять, что же это такое. Но его чутье говорило ему, что это явно не к добру.
И это только полбеды. Монах явно чувствовал, что в комнате со стеллажами кто-то был. Возможно, это был тот же, кто и подбросил Нориаки записку. Доброжелатель. А с другой стороны – вдруг не одному ему сообщили об артефакте в библиотеке? Тогда это уже превращалось в гонку.
В конце концов, выбор был довольно трудный: пойти в подвал, не осознавая, что там находится, понимая, что возможна ловушка, но все равно идти. Или же двинуться в зал с книгами и по возможности попытаться отбить артефакт, если его нашли, и/или ребра тому, кто там находился. И не важно, кто это мог быть: доброжелатель, или конкурент. Не красиво находиться в казенном учреждении без разрешения ночью, и заставлять принимать участие в преступлении служителя буддийского культа.
- Ксоооо! – шепотом выругался Нориаки, принимая тяжелое решение.
Пожалуй, решающую роль в выборе пути имела память о том, почему же Нориаки встал на путь буддийского жреца и охотника на нечисть. Того, чтобы у тебя на глазах сожрали всю твою семью, монах не пожелал бы ни кому. И поскольку из подвала энергия была более пугающая, монах сделал выбор в пользу подвала. В конце концов, он ещё оставлял в уме для себя возможность успеть отобрать артефакт у того, кто в зале, или вообще справиться раньше, чем тот артефакт найти сможет.
Быстрыми шагами Нориаки двигался по длинному коридору, пока не достиг лестницы вниз. Не зная, с чем он столкнется, бритоголовый выставил перед собой одну руку, изображая ей тройку мудр и давая возможность пране, как называют магическую энергию в буддийской религиозной практике, проникнуть в его тело, наполнить его мышцы, жилы и кости прочностью и крепостью. Именно так поступают буддийские охотники: они не призывают и не создают усиливающие и укрепляющие чары, они просто впускают в себя энергию, направляя её в нужное русло.
Уже внизу монах учуял другую энергию, не такую, которая была наверху. Он немедленно выхватил дзё, принимая боевую позицию. Но странно: эта энергия была позади, поэтому Нориаки не мешкал, когда поворачивался и выискивал глазами источник ауры, смотря во все возможные стороны.

7

Кто бы там что ни говорил о панамке Тацуо, а это его панамка и он сам решает когда и сколько её носить.
Стеллажи с книгами не кончались, а только от чего-то будто увеличивались. Чем дальше в глубь, тем больше лабиринт. Книг много, а Тацуо один. Да и тьма не желала отступать больше, чем это приемлемо для человеческого глаза. Привыкший к темноте, Шимаказе почти смирился с тусклым видом. Охотничье чутьё не сигналит о нахождении артефакта, а ноги методично шагают вперед. Время в такой ситуации не чувствуется от слова совсем. Шум позади затихает, а значит источник шума двигается медленнее, чем сам Тацуо, либо вовсе стоит на месте. Это многое о нём говорит, но не успевает охотник разжевать эти мысли, появилась мысль покрупнее: "Какого черта?" Звук шелеста страниц звучит правдоподобно в этих декорациях, но на кого это рассчитано? На трехлетнего ребенка? Ветра нет, книга сама раскрыться не могла, как и, собственно, закрыться.
Мужчина остановился и прислушался. Тишина. Такая, которую издает пыль на полках и высокий свод потолка. Такая, библиотечная тишина, оглушающая. Тацуо выдохнул и сам себе улыбнулся. Все происходящее стало до позеленения странным, но с чем только не приходится работать охотникам за странностями, да? С этою своей улыбкой он обернулся и там, где совсем недавно он сам проходил, лежал белый конус. Пришлось даже сдвинуть панаму на затылок, раз такое дело.
Подойдя ближе к белому конусу, Тацуо смог идентифицировать его как лист бумаги, сложенный в кораблик. Оригами, твою то мать. Всё больше это походит на какую-то игру. Взял в руки кораблик, покрутил, повертел. Развернул, повертел. Написано, значит: налево пойдешь, направо пойдешь, прямо пойдешь, на месте останешься. И все действия что-то за собой влекут. Все как в жизни, вот серьезно. Записулька написана только что по объективным причинам. Значит и сложена только что. Это какой-то виртуозный победитель складывания бумаги на скорость с ручкой в кармане. Картина преступника ясна, можно приступать.
Тацуо осмотрелся по сторонам, тщетно вглядываясь в темноту и не находя никого и ничего. Все больше это похоже на игру и все больше в неё хочется сыграть.
Вот в чем загвоздка. Автор записки, указывая направления, учитывал изначальное положение Шимаказе или теперешнее? Зависит ли итог от действий? Что за правила у этой игры? Если Тацуо закроет глаза, провертится вокруг своей оси, остановится наугад и откроет глаза, пойдет на это самое, например, лево. Это будет то же самое лево или уже право или прямо? И где вариант назад в этой записке? Какие-то приземлённые понятия у шутника. А как же северо-запад и, там, юго-восток? Где полумеры? Что будет, если сейчас Шимаказе взберется на один из стеллажей и не последует ни одному из направлений?
Охотник еще раз перечитал листок и повертел его в руках. Так и быть, сыграем.
Шляпу дарить нет никакого желания, поэтому остается два варианта. Смерть или замаскированные звездюли под.."ничто"? "Конечно же смерть!" - хмыкнул про себя Тацуо и пошел искать люлей в сторону "ничего".
Уверенные методичные шаги. Два, четыре, шесть. И позади кто-то есть.
Как хорошо, что у Тацуо хорошая реакция! Благодаря ей он парировал удар. Неужели он напутал стороны и пошел туда, где ждала матушка-смерть? Или это нелепая проверка на "кишку-тонку"? Забава набирает обороты, а охотник и его азартная улыбка желают разглядеть напавшего.

8

Сказать, что это не выглядело подозрительно, было бы бессовестно погрешить перед истиной. Стеллажи с книгами зловеще нависали над ним в темноте. Кончиками пальцев охотник касался полок, прокладывая свой путь в почти кромешном мраке ночи. Создавалось ощущение, что чем дальше он заходит, тем сильнее в окружающем пространстве фонит магией. Вроде того, когда приближаешься к колонке, из которой орет хеви-метал. Но если проводить аналогию с музыкой, точнее с дикими воплями, которые выдают за нее музыканты, это было скорее похоже на то, будто множество колонок со всех сторон приближаются к тебе, а ты стоишь на месте, окружённый их плотным кольцом.
Барабанные перепонки надрываются, и в итоге не выдерживают, разрываясь и оставляя человека в беззвучном одиночестве. Темнота сгущается,  отсекая даже мизерную попытку понять, что происходит. И последним маяком, последней ниткой, связывающей Инио с реальностью, остаются пальцы, касающиеся полок. Но вскоре и они перестают давать хоть какую-то информацию. Он не чувствует дерева под ними,  исчезает и пыль, хлопьями обволакивающая кожу.
Полный сенсорный вакуум любого может вывести из равновесия. Но когда ты знаешь его причину, по крайней мере одну из возможных, твое сердце бьется чуть спокойнее. Инио чувствовал барьеры, когда попал сюда, и он был в курсе, что если пересечь черту, не сняв барьера, твои чувства могут сыграть с тобой злую шутку. Их тоже оградят, по крайней мере от тебя. И именно это сейчас происходило с ним.
Но раз ему хватало знаний понять, что с ним происходит, так может их будет достаточно и для того, чтобы разрешить ситуацию? Если барьер был поставлен самым распространенным способом, т.е. символы, активирующие его, были вырезаны или нарисованы где-то поблизости, барьер легко разрушался, стоило лишь немного повредить рисунок. Но т.к. охотник сейчас был не в состоянии обнаружить хоть что-нибудь вокруг себя, ему нужна была посторонняя помощь.
Но ему не дали сконцентрироваться на образе фамильяра, которого он хотел призвать. Откуда-то из темноты вырвалась боль. Она возникла в районе солнечного сплетения и мгновенно распространилась по всему телу, словно тот, кто ударил Игараси, приложил к своему удару электрический ток. Думая, что он совершенно ничего не может чувствовать, Инио был неожиданно и неприятно удивлен тем, что с ним произошло. Это значит, что барьер отсекал не все, но это сложно было назвать хорошей новостью.
Инстинкт самосохранения приказывал бежать. Да только вот было совершенно непонятно куда. Кажется, мужчина отклонился куда-то в сторону, но там его тут же настиг второй удар. Обычно боль отрезвляет, по крайней мере есть о ней такой стереотип. Но в данном конкретном случае она не принесла никаких улучшений состоянию, в котором пребывал охотник. Можно было начать махать кулаками во все стороны, но Игараси знал, что это не принесет никакой пользы, а только расшатает его и без того шаткое равновесие. Вероятность для слепого отразить удар зрячего крайне мала. Конечно же, если он не мастер спорта по незрячему боксу.
Так что был выход получше. Просто сосредоточиться на образе, не дать чужим ударам выбить его из головы. Вдох. Раз. Гладкость перьев, когда проводишь по ним пальцами. Выдох. Два. Пронзительный крик. Вдох. Три. Боль от когтей, впивающихся в плечо. Выдох. Четыре. Запах птичьего помета.
Что-то взметнулось в душный воздух библиотеки. Оно могло видеть и слышать, оно могло кричать. Оно знало, где находится тот, кто причиняет хозяину вред. Пернатое создание спикировало в сторону обидчика и вцепилось когтями в его лицо.

9

... внизу было темно и пахло сыростью, пылью и книгами — тем самым запахом старой книги, который попросту невозможно описать, чем-то напоминающий деревянную стружку. Среди запаха и темноты кто-то был, и он определенно стоял за спиной у охотника. Когда Нориаки достал свое оружие, кто-то громко возмущенно чихнул и скрипучим голосом, словно его хозяину было несколько столетий, поинтересовался:
— Молодой человек, а вы что тут делаете?
Внезапно, в лицо охотнику ударил слабый свет фонарика, собранного, наверное, еще в те старые добрые времена, когда Японии позволялось иметь регулярную армию. Если свет не ослепил Нориаки, то он наверняка увидел перед собой хозяина той мрачной темной ауры, которая так и сочилась с лестницы наверх. Это была сухонькая старушка в чрезмерно маленьких очках, которые непонятно как помогали ей видеть. Прищурившись, она недовольно посмотрела на охотника со своего роста, равного целым полтора метра, и неодобрительно покачала головой, и ткнула тоненьким остренкьим пальчиком прямо в бок Нориаки.
— Развелось тут мародеров, понимаеш-ш-шь ли! — прошипела она, легким движением руки поправляя очки и разворачиваясь. Остальное в этом, кажется, не слишком ее волновало. То ли в библиотеку регулярно наведывались ночью, то ли еще что-то... Она неспешно поплелась куда-то в сторону. — Не шумите, когда размахиваете своей палкой, у нас тут библиотека, а не спортивный зал!
... прежде чем старушка скрылась, Нориаки успел заметить, что ноги у нее были прозрачными. Кажется, в библиотеке был свой призрак. Безобидный или нет — не слишком важно, в конце концов, он же тут не охотник за приведениями, он тут по записке! Верно же, да? Да? Конечно, следовало бы отправить бабушку на тот свет, но сейчас наверху были куда более важные задачи — ведь вместе с призрачной старушкой исчезли все следы присутствия в подвале. Остались лишь книги, брошенный за шкафом фонарик и... Нориаки.

первым призраком охотников за приведениями была старушка из библиотеки

отыскать следы старухи

плюнуть на все и подняться наверх

использовать магию и выяснить, сколько людей вообще на участке

вряд ли это опасный призрак, но можно отправить ее на тот свет каким-нибудь заклятием, а потом отправиться наверх. или плюнуть и не отправиться. но лучше отправиться. или все же сперва надо найти эту старушку... кстати, почему фонарик остался?

наверху-то определенно есть кто-то из плоти и крови, возможно, стоит подняться туда? если найти этого таинственного писаку письма, можно запихнуть ему бумажку в за... то есть, решать, конечно, Нориаки. но это всяко лучше, чем оставаться в пустом темном подвале, где никого нет.

кажется, тут намечается шумная вечеринка, не лучше ли узнать, сколько гостей на нее созвано? тем более, что наверху начинается какой-то шум...сражение! идти туда сразу слишком опасно, время выяснять, а потом осторожно атаковать!


Удар нанесли чем-то деревянным и тяжелым — при должной смекалке можно было догадаться, что это бейсбольная бита. Нынче бейсбол был популярен среди школьников, так и рвущихся поехать на Запад и жить там, а не подчиняться традициям Японии и продолжать жить тут. Ох уж эта молодежь, ничего с нее не возьмешь. Но если подумать, что наличие ручки, бумажки и биты говорило о том, что нападавший — школьник!.. Нет, глупости какие, школьники в такое время усердно делают домашнее задание по математике, а не гуляют по библиотеке. Тем более, удар слишком сильный. Студент? Но разве они сейчас не делают то же, что и школьники, только с более сложными науками? Да ни один порядочный студент не позволит себе не подготовиться к учебе, такого в Японии не принято!

первое правило бойцовского клуба...

продолжать схватку с невидимым противником

использовать парализующую руну

не заморачиваться. он пытается тебя убить. убей его

вокруг так темно, что хоть глаза выколи. конечно, можно поджечь магией стеллаж с книгами и привлечь внимание других... хотя это даст возможность рассмотреть атакующего, что, с другой стороны, тоже хорошо. найти человека в таком городе — проще простого, особенно если ты охотник со связями. противник бьет не слишком сильно и умело, но в темноте трудно разглядеть, откуда прилетит следующая атака.

некоторые руны способны воспроизводить свойства парализующего газа. если попасть во врага во время атаки (схватить его биту, как например), а потом "выстрелить" в него парализующим сгустком самого настоящего волшебства... п-ф-ф, ха-ха-ха, звучит-то как, главное не рассмеяться вслух, то можно устроить допрос этому не очень умному приятелю. возможно, он и есть отправитель? трудно сказать, носитель ли он странности или нет, что-то мешает почуять...

в конце концов, зачем тебе зачарованный меч, проткни этого умника! у отправителя первой и второй записки разные почерки, он все равно не тот, кто тебе нужен. только отнимает время. любую смерть можно замять, а уж ты наверняка знаешь, как.


Внезапно, барьер на секунду дал сбой — и в этого мгновения было достаточно для того, чтобы все ощущения вернулись, отдавшись в голове болезненной вспышкой. Барьеры — это штука такая, весьма неприятная и опасная. Грамотно поставленная защита способна оградить от любой атаки, но и, помимо этого, способна убить противника одним лишь своим существованием. Однако, подобные местному барьеру, места были явно... не очень грамотно выставлены, хотя у них и были весьма опасные ограничения. Отсутствие чувств при должном умении могло стать летальным для Инио в первое же мгновение. Будь хозяин этого барьера поумнее, он бы лишил бы охотника и чувства равновесия, а потом добил бы. Но он явно не ожидал, что без каких-либо ощущений Инио будет способен вызвать фамильяра, что и сыграло с ним злую шутку.
На мгновение барьер отключился. Но потом вернулся вновь. Но этого должно было быть достаточно... для чего?

трудно нащупать что-то, когда ты не можешь это... нащупать

тихо и смирно лежать

использовать руну

ты видел его лицо. время психологической атаки

пока фамильяр браво расправляется с хозяином барьера (кажется, тот очень недоволен и еле уходит от атак), может произойти еще несколько накладок с этим местом. подождать, пока чувства вернутся? все равно делать это безопаснее, чем атаковать вслепую.

по местонахождению фамильяра, которое ощущается на духовном уровне, не блокируемому барьером, Инио может определить местонахождение врага. атакуй! огненная руна? или водяная? или вообще заморозить этого парня?!

во время накладки Инио успевает заметить лицо своего противника — и пусть оно наполовину скрыто платком, его пытливый ум торговца узнает в этом человеке одного из клиентов своего магазинчика, того самого, что живет в богатом районе. мужчина тридцати пяти лет со смешными бакенбардами. но у него не было странности, почему он тут... и способен выставлять барьеры? или же он охотник, но почему атакует?! стоит ли поведать ему об этом и надавить?

10

Нориаки был готов к бою. Каждая мышца на его теле была на взводе, будто бы он был уже не собой, а одной сплошной пружиной, готовой сорваться в любой момент. Монах был готов встретить что угодно, разной степени опасности. Но уж точно не к тому, что произошло затем.
Его целью, источником «злодейского зла», оказалась бабка-библиотекарша. Монах попытался понять, что же женщина здесь забыла ночью. Ведь по идее в библиотеке никого быть не должно было. Когда бабка стала отчитывать Нориаки, мужчина поклонился, с возгласами:
- Извините! Простите!
Но уже после этого он заметил, что у женщины прозрачные ноги. Как у призрака. Собственно, она и была призраком, а также причиной того, зачем монах пришел сюда, в подвал. По крайней мере, Нориаки так подумал.
Монах проводил её своим сверлящим взглядом. В уме же перед ним встал вопрос: «изгнать или оставить»? Нориаки не очень долго думал над этим, поскольку решил, что она не очень опасна и не должна стоить его времени и сил. А вот наверху творилось что-то неспокойное. Шум был такой, будто было сражение
Конечно, можно было ворваться на поле боя с палкой наголо, но зачем, когда можно было выяснить ситуацию и понять, с какими же силами ему ещё предстоит встретиться? Нориаки быстро принял медитативную позу, после чего вновь стал задействовать «дзэн-энергию». Чтобы выяснить, что происходит наверху, там, откуда доносится шум.

11

Дела все подозрительнее и подозрительнее. Тем не менее, раз такое творится, значит Тацуо на верном пути.
Бейсбольная бита. Да, это именно то, с чем нынче ходят в библиотеку. Впрочем не человеку в панаме ночью это говорить.
Ничего не видно, как глаза не выкатывай. Время уходит, как и уходит шанс вглядеться в обидчика и узнать в нем хоть кого-нибудь, а решать что-то надо и при том быстро. Много шума не является целью скрытно пробравшегося в библиотеку Тацуо, а значит эту непонятную битву опытного охотника с неопытной битой пора сворачивать. Как это сделать быстро и эффективно, не наделав еще больше шума, чем уже есть?
Владелец биты не слишком усердствует, а учуять в нём одержимость не представляется возможным. Еще немного подозрительности в мешок и без того подозрительных событий.
Можно поджечь стеллаж. Да будет свет! Увидеть лицо хитреца, конечно, заманчиво, но под горячую руку могут попасть весьма ценные библиотечные экземпляры, да и - еще раз - шум не наша тема. Негоже в библиотеке хаос наводить и созывать весь город на пожар.
Использовать парализующую руну, конечно же. Прыснуть в хулигана из руны пыльцой паралича. Вот он единственно верный выбор. О чем Шимаказе вообще до этого думал?
Чтобы такое провернуть Тацуо вынужден принять следующую атаку на предплечье и, ухватив биту, надеяться, что это не пустая трата времени и сил. Концентрация чистого парализующего волшебства отправлена в цель. Осталось переквалифицироваться в фею-крёстную и начать творить добро повсеместно.
С чего начинается допрос?
Сначала осмотреть - затем спрашивать - потом пытать. Ну и на что же похож этот владелец биты?

12

Он чувствовал тонкую нить, которая тянулась между ним и фамильяром, вроде тех нитей судьбы, которые связывают двух близких людей, или пуповины, которая соединяет ребенка и мать. Но эта магическая связь была прочнее и  надежнее этих двух. Она позволяла точно определить, где находится твой фамильяр. Понять, что он собирается делать.
И когда Игараси выпустил его, он мгновенно осознал, что это создание вступило в бой. Конечно, он не мог слышать криков неизвестного. Ему не было подвластно зрение, позволяющее смотреть, как птица раздирает когтями человеческое лицо.  Но животная злоба, родившаяся в сердце фамильяра при атаке, мгновенно, словно слова по толстому телефонному кабелю, передалась владельцу зоомагазина и заполнила зияющую пустоту в его мозгу, образовавшуюся там, после отсечения привычных источников информации об окружающем мире.
И Инио, обычно улыбчивый и мирный по сути своей человек, пусть и со своими темными секретами, которые, тем не менее, не делали из него достаточное чудовище, почувствовал стойкую жажду убийства. Ему хотелось ползти туда, куда указывает магическая связь, не важно, какие незримые препятствия встанут на его пути. Он, словно акула, которая почуяла запах крови, желал оказаться у источника и разорвать его собственными зубами.
Такая злость походила на сумасшествие. Она накрыла Игараси, как цунами накрывает прибрежный город, неконтролируемая и беспощадная эта злоба сотворила в его голове ещё больший хаос, чем тот, что был там до этого. Поэтому он не смог отмахнуться от неё. Мужчина теперь не был в состоянии заставить себя трезво мыслить. Масла в огонь добавило ещё и то, что когда барьер на секунду спал, вольный охотник узнал лицо нападавшего.
Завеса, почти мгновенно рухнувшая обратно и вернувшая охотника в состояние сенсорного вакуума, теперь не играла никакой роли. Из его головы вылетели все заклинания, все руны, которые он знал. У него не было при себе ни меча, ни даже перочинного ножа, тем не менее он двигался к своей цели, собираясь окончить жизнь нападавшего собственными руками.
И пока фамильяр расправлялся с головой мужчины с бакенбардами, тем самым отвлекая на себя все его внимание, Инио добрался до него. И пусть со стороны это и могло показаться кому-то забавным, охотник забрался на свою жертву, ориентируясь по сигналам от фамильяра, словно обезьяна по лиане на дерево, и повалил человека на пол.
Фамильяр сорвался с лица, которое раздирал, вспорхнул вверх, после чего приземлился на Игараси. И пусть барьер еще не был снят, но теперь вольный охотник мог видеть. Птица, неизвестно как сумевшая усесться на голове своего хозяина, теперь стала его глазами.
Инио увидел длинные царапины на знакомом лице, узрел кровь, сочащуюся  из них, разглядел свои руки, умазанные в пыли и крови. Лицо охотника исказилось. Ему чертовски хотелось смеяться, но это был бы нервный смех, подогреваемый паникой. Как давно мистер бакенбарды знает о том, что он охотник? Скольким людям в этом захолустье он успел рассказать о том, кто на самом деле владелец зоомагазина? Ему срочно требовались ответы на эти вопросы.
- Что ты знаешь обо мне, ублюдок? – прошипел Игараси в истерзанное лицо, - Кому ты об этом рассказал?
Пять глаз, из которых видели лишь два, были направленны на жертву. Но во всех них пылала жажда убийства. Перед мысленным взором вольного охотника уже встала огненная руна.
- Отвечай на мои вопросы, или я сожгу тебя заживо!

13

Пойти наверх и разобраться с тем, что, как и вообще — это определенно мудрая мысль. Сначала узнать, что там творится с помощью магии, а потом заявиться туда — мысль настолько здравая, что не каждому охотнику придет такое в голову. Ну, в смысле, вы видели лидера организации? Кажется, этот дедок вообще не различает, где реальность, а где фантазия, и все шуточки и серьезность давно превратились для него в одну большую серую кашу. Но, если вернуться к медитации, то она показала весьма странный результат...
Два человека. Но шум сверху был куда более сильный, словно там было человек десять или больше. Плюс ко всему, Нориаки, как настоящий охотник, легко мог почувствовать что-то очень странное, не такое, как в подвале со старухой-призраком, а куда более серьезное. Подобное странное ощущение всегда происходило от защитных амулетов, скрывавших тебя от чужих взглядом. Фактически, ты мог использовать такую штучку и подкрасться сзади к человеку, а тот бы тебя и не заметил — ведь по ощущениям тебя там словно нет. Плюс ко всему, амулеты неплохо скрывали ауры, а потому выяснить, кто же там есть еще наверху — обычные люди или странности — не представлялось возможным.
Оставалось только выяснить экспериментальным путем. Значит, двое и еще несколько с амулетами, чья аура так сильно блокировала видение?..

кто не действует, тот получает пробкой шампанского по голове!

ворваться наверх и устроить шум и гам!

осторожно пробраться наверх и помочь... Инио! или Тацуо?

плевать на шум. время искать книгу. кни-и-игу.

это не такая плохая тактика, если подумать. виновники шума наверняка ускользнут, а так как там есть двое с неприкрытой аурой, то они наверняка страдают от нападок хозяев амулетов. быть может, Нориаки даже побудет настоящим героем! правда вот, если он сделает это, на него сразу же шмыгнут твое в странных масках с раритетным охотничьим оружием, по которым сразу видно, что они одержимые, даже без ощущения их аур

ну, быть может, ему не совсем нужна помощь Нориаки. кажется, на этой вечеринке слишком многие узнали о секрете хозяина зоомагазина.
кажется, Тацуо тоже помощь не особо нужна, но разве Нориаки это волнует? пф-ф-ф, естественно, что нет. кому вообще есть дело до охотника из организации и какого-то левого вольного? сами виноваты, что ты их обнаружил. и вообще, ты тут первее

пройдя чуть вперед, Нориаки замечает следы чернил, ранее не замеченные Тацуо. пройдя по ним, он обнаруживает перед собой стеллаж, на котором выделяется одна из книг.. да вот только коснуться до нее он не может. это что, барьер? ну, значит, пора его снять!


http://i.imgur.com/xfmqmmT.png

АТАРАШИ МИРУКО
в роли симпатичного половичка

Отберете у девушки биту — спасете миллионы будущих детей.

Жертва Тацуо громко пискнула, когда в нее попала парализующая руна, и шлепнулась на пол, смешно растопырив ногу и руки в сторону, напоминая при этом морскую звездочку. Бита откатилась в сторону, а нападающий тихо заверещал, словно белка. Тоненький голосок выдал в нападавшей девушку... Ого, женщина! А по фигурке и не скажешь!.. Погодите-ка... Ого, девушки нынче ходят по ночам в библиотеки? Просвящаются небось? Да и с битами? Вот уж глупости. Что вообще глупая девица могла забыть ночью в библиотеке?
Стянув с нападавшей маску, Тацуо наверняка смог убедиться, что перед ним точно девушка — и, очевидно, проклятая, судя по проглядывающим лисьим ушам. Кицунэ нынче обнаглели, чуть ли не в каждой префектуре было по пять одержимых ими, словно гадкие лисицы решили разом атаковать всю Японию. Но, впрочем, кицунэ на то и кицунэ, чтобы гадить людям, а потому удивляться не стоило. В ответ на заданные вопросы девушка лишь возмущенно шипела и ничего не отвечала, отворачиваясь в сторону. На вид ей было лет семнадцать, и такое поведение вместе с глупо брошенной запиской было легко объяснимо юношеским максимализмом вкупе с глупой гордыней. Вероятно, глупышка уже пострадала от охотников, а потому решила отомстить одному из их числа. Ну, так могло показаться.

дважды два ровно пять, а остальное нас не интересует

выпытать все о личности девчонки

выпытать все о ее мотивах

???

используя любую руну, хоть огненную или электрическую, с помощью небольшого опыта Тацуо узнает, что девицу перед ним зовут Атараши Мируку, ей 17 лет, и она учится в местной старшей школе. судя по всему, она и правда одержима кицунэ, да вот только влияние того настолько минимально, что она не хочет избавляться от своей особенности. кажется, девица помешана на фентези, а потому мнит себя Избранной. помимо этого Тацуо узнает о странном кружке таких же ее товарищей, но не более — девчонка прикусывает язык и молчит, точно партизан.

используя тот же метод, Тацуо выясняет, что записка не врала, но позвали сюда охотников вовсе не за этим. больше он узнать не успевает, потому что в голову пленной прилетает острый кинжал, очевидно, зачарованный на столь точную атаку — в итоге у Тацуо есть один труп на руках и таинственный убийца рядом, явно не желавший разглашения информации

все тот же второй пункт, но Тацуо вовремя успевает заметить кинжал и останавливает его рукой. девчонка визжит и замолкает, а у Тацуо есть вариант: пойти за таинственным атакующим, или же продолжить расспрашивать девчонку.


http://i.imgur.com/Wpxg26z.png

РЕГИ СЭНКЕЦУ
в роли серьезного усача на полу

... это не выглядит как-то не так, верно?!

Кажется, в первое мгновение, когда старый знакомый увидел лицо Инио, он смутился. Вероятно, в момент избиения он просто не слишком вглядывался в лицо своей жертвы, а письмо с приглашением послал не он — а потому и не узнал в этом человеке хозяина зоомагазина. Они вдвоем уставились друг на друга, но вот во взгляде мужчины читалась куда большая палитра эмоций, начинавшаяся яростью и заканчивавшаяся страхом. Видимо, он тоже не ожидал увидеть знакомого. Все это случилось слишком внезапно. И глупо. И быстро. Но вернуть время вспять было уже нельзя — действовать приходилось в настоящем.
— Ба-а-атюшки, а в городе-то на одну крысу больше, чем казалось, — хрипло расхохотался мужчина, продолжая смотреть на Инио. Кажется, его не волновали порезы на лице, а знакомый человек только придал ему сил. — А я-то думал, о ком мне постоянно говорил босс, все о каком-то залегшем на дно и залегшем на дно... А вот оно, как оказалось. Продавец. В Йоми. Ну как же я сам не догадался-то?
Никому он ничего не рассказывал. Он сам об этом узнал только сейчас. Видимо, таинственные покровители мужчины специально направили против Игараши именно его знакомого — быть может, их позабавила стычка людей, которые в мирное время совершенно спокойно общались. Кошачий корм, щетка и когтеточка — все это осталось в прошлом, сейчас эти двое разбирали совершенно иной конфликт. Охотник против одержимого. Два человека, которые скрывали свою истинную сущность. Это было несколько иронично, если подумать.
— Сжигай, — прошипел мужчина и широко распахнул глаза. — Ты сам мне все раскрыл. Не палился бы рожей — и я бы не смог разглядеть в тебе того жадюгу из зоомагазина. В любом случае, если ты не помрешь, то помру я.
Он говорил о своих покровителях. Видимо, все было куда серьезней.

нужный человек не в том месте может перевернуть мир.

сжечь его

продолжить допрос

обыскать

он ничего не скажет. а если и скажет, точнее, захочет сделать этого — его моментально убьют, чтобы сохранить тайну смертью. тем более, никто в ЙОми не должен знать, что Инио охотник. любой, решивший посягнуть на эту тайну, окажется объят пламенем и унесет страшный секрет с собой в могилу.

он простой гражданин, а значит, сломается довольно быстро. он одержимый? или охотник? какую руну использовать? Инио успевает узнать, как зовут человека перед ним, и что его странность — самый настоящий они. но кто сумел найти они в чертах города?! разве не работа Матушки — изгонять настолько опасных тварей подальше? Инио не успевает узнать больше — Реги убивают метко брошенным ножом в голову

использовав парализующую руну, Инио начинает обыскивать карманы Реги и находит блокирующий ауру амулет. такие, насколько известно, возможно достать только у профи охотника. он украл его? или купил? именно поэтому Инио не почуял в нем странность до этого момента? Реги начинает ругаться и сравнивает Инио с "гнусным Минамото". хм, что бы это могло значить? договорить Реги не успевает — его убивают все тем же ножом в голову.

14

Медитация с целью выяснить, что же твориться наверху, принесла свои плоды. Точно было двое, но, вполне вероятно, наверху было гораздо больше людей. Или не людей. И это было... странно. Очень странно.
Нориаки, с уверенностью самурая, мог бы подняться наверх и накостылять всем там находившимся, не сомневаясь в силах. Но он так поступил, если бы был абсолютно уверен в том, что там только двое. А такой уверенности у монаха совершенно не было. А это означало, что нужно было проводить разведку, без перехода к бою. По крайней мере, пока не узнает, что там.
Мягкая подошва служила хорошую службу: шаги Нориаки были не громче того, как если бы он ходил в носках. Легкими шагами и перекатами монах передвигался, осторожно, чтобы не быть замеченным. Пройдя дальше, монах хотел было вникнуть в расстановку сил, но обнаруживает следы чернил. Посчитав, что до драк ему дела нет, Нориаки, с невозмутимостью буддийского монаха, коим он и являлся, направился по следам, с предчувствием, что он найдет что-то интересное.
Следы чернил привели мужчину к стеллажу. Из всего множества книг, что были, более всего выделялась одна. Нориаки попытался взять её, но не тут-то было. Интересующая его литература была защищена барьером. Чем ли не показатель того, что эта книга – то, зачем он сюда пришел?
Потерев ладоши, монах, не теряя ни минуты, принялся убирать защищающий книгу барьер.

15

В 80-ти из 100 процентов случаев Инио определял, когда ему врут. Но этот конкретный случай, кажется, относился к тем оставшимся 20-ти процентам, когда охотник не понимал ничего. Не сказать, что он хорошо знал этого человека, тот иногда заходил в магазин за кошачьим кормом, они всегда здоровались друг с другом на улице, но на этом их общение ограничивалось. Игараси он казался обычным мужиком, толстосумом и скрягой с отвратительными бакенбардами. И это все, что он знал. Не то, чтобы охотник хотел выведать о нем что-то еще.
А сейчас они оказались близки к грязным секретам друг друга как никогда. Эта мерзкая тварь раскрыла самую большую тайну его жизни, Инио тоже понял кое-что, но, во-первых, мужчина не мог на все сто быть уверен в правдивости этой информации, во-вторых обладатель бакенбард явно что-то недоговаривал.
- На кого ты работаешь, тварь?! – рявкнул он, - Отвечай!
Единственным приходящим в голову вариантом было то, что этот Реги был из организации охотников. Но почему он тогда не использует магию и не отбивается? Или он думает, что у Инио кишка тонка претворить свои угрозы в жизнь? И что, что Игараси прячется, пусть даже как крыса, с которой этот мужчина его сравнил, он делает это, чтобы избежать лишних проблем, а не потому, что он трус и слабак, в конце концов! Но объяснять это все Реги, оправдываться перед ним? Ха, да не смешите!  Любые слова будут выглядеть жалко. Все, что Инио сейчас может, это показать, насколько у него не тонка кишка, на деле.
Рука, перепачканная в пыли и крови поднялась в воздух. Пальцы сложились в горсть, словно Игараси был христианином и решил перекреститься. Но вместо того, чтобы поднести эту руку к себе, охотник начертил в воздухе три линии, одна из которой была прямая, а две других шли наискось от нее. Воздух засиял искривленной латинской «F», её желтый свет отбрасывал блики на лица обоих мужчин.
- Ансуз, - произнес Инио резко, словно пролаяв руну или назвав её на каком-нибудь грубом языке вроде немецкого.
Из неоткуда взявшееся пламя охватило голову Реги. Оно родилось где-то в районе макушки, и постепенно расползалось по волосам. Воздух библиотеки наполнился мерзким запахом горелой шерсти и плоти. Но барьер толстосума сослужил охотнику прекрасную службу. Не чувствуя абсолютно никаких запахов, Игараси продолжал придавливать мужчину к полу, наблюдая, как огонь пожирает все новые и новые участки головы.
- Ты можешь остановить это, - прошептал Инио, и кажется, улыбнулся своей доброй, приветливой улыбкой, той, которой он обычно встречает клиентов зоомагазина, -  только скажи на кого ты работаешь, и я потушу огонь.
Даже если босс Реги и собирался убить его, вряд ли бы он решил сжечь мужчину заживо. Сожжение – одна из самых болезненных и жестоких смертей. Возможно, не пребывай Игараси в сенсорном вакууме, не будь он так зол и напуган, он никогда бы не использовал эту руну на живом человеке. Ибо это было в высшей степени бесчеловечно. Но судьба распорядилась иначе.

16

Барьер оказался куда крепче, чем мог предположить Нориаки — простым заклятьем снять его было нельзя. Нет, конечно, можно было запустить огненной руной в стеллаж, такого бы удара не выдержала бы никакая магия, но... Тут было несколько проблем. Во-первых, конечно же, он привлечет к себе внимание всех, кто находится в этой комнате. Тут немного шумновато, но огромную огненную вспышку только слепой не заметит, глупо даже думать о том, что Нориаки сможет остаться в стеллс-режиме. Во-вторых, книга может попросту сгореть. Никто не говорил, что она сама магическая, быть может, этот фолиант ничем не отличается от обычной дешевой макулатуры, которую продают на вокзалах по пути в Токио. И если бы не барьер, то ничем бы эта книга от других не отличалась, ну, кроме содержания. Третьего дано не было, затея была глупой и бессмысленной. А значит, нужно было действовать с умом, то есть...
Ковырять этот барьер! Почти как в настоящих шпионских фильмах. Только картонной коробки сверху не хватает.

не знаю. я просто посмотрел на эту чертову штуку и вдруг понял, что хочу оказаться внутри. и это было больше, чем просто желание. это была моя судьба — залезть в долбанную коробку. а потом, когда я все же залез в нее, внутри меня что-то расцвело, словно я обрел внутренний покой. сложно описать это. просто ощущение безопасности. как дома — это то самое место, где тебе хочется быть. и я нашел ключ к истинному счастью — внутри коробки. ты тоже должен попробовать, тогда ты поймешь, о чем я

плевать на все. ты просто берешь — и разрушаешь барьер одним мощным огненным заклятьем. то есть руной

медленно ковырять барьер

сперва разобраться

кого волнует, что кто-то там тебя заметит? да и книга наверняка ограждена от подобных перегрузок. будь что будет! надо сжечь этот чертов барьер, а потом убраться отсюда, да поскорей, пока остальные не прибежали. благо вокруг так много стеллажей, что выбраться к разбитому окну будет проще простого.

и вот, настает тот момент, когда долгое усердное ковыряние дает результат — барьер снят, и внутри оказывается!.. нет, второго барьера нет, к счастью. не обращая внимания на шум вокруг, Нориаки берет книгу в руки и чувствует, словно к нему попало что-то запрещенное. если тут есть охотники из организации, они наверняка потребуют отдать книгу. стоит ли ее почитать? или же отправиться на выход к окну?

вокруг творится что-то неладное, может, сначала разобраться, а потом уже ковырять барьер? он-то сохранит книгу от внезапных опасностей, а ее местоположение Нориаки помнит очень даже хорошо...


Внезапно, в голову заложницы Тацуо прилетает острый нож. Где-то рядом опасность!.. Начальники из организации ему не простят, если он потеряет свой драгоценный меч, а сам он себе не простит, если профукает шляпу. Отбиваясь от внезапных атак слева и справа, Тацуо ловко выходит к разбитому окну, которое кто-то грубо использовал в качестве выхода. Значит, сегодня он обойдется без книги, жаль-жаль-жаль. Но своя шкура дороже. Тацуо грациозно выходит из окна и скрывается в ближайших кустах.


Реги молчал. Точнее, он кричал, но никакой информации о своем боссе не выдавал. Возможно, на нем поставили заклятье, вроде влияние странности, чтобы он не мог ничего рассказать об определенном человеке, и гори он или не гори — толку никакого, все равно сказать не сможет. Инио мог продолжить наблюдать за тем, как горит один из его клиентов, но... В голову закрадывается опасная мысль. Это — житель города. Разве полиция не заметит, что он пропал? Разве в библиотеке не найдут обожженый труп и не испугаются? Или же он сожжет это тело так, что от него останется лишь горстка пепла и порченный паркет под ногами? Все равно, слишком много зацепок для полиции. Кажется, мирная тихая жизнь Игараши Инио свернула не на ту дорожку...

ну ладно, я вот тут подумал. если жизнь одаривает вас лимонами - не делайте лимонад. заставьте жизнь забрать их обратно! разозлитесь! мне не нужны твои проклятые лимоны! что мне с ними делать? требуйте встречи с менеджером, отвечающим за жизнь! заставьте жизнь пожалеть о том дне, когда она решила одарить вас лимонами! вы знаете, кто я? я тот, кто сожжет ваш дом! я наложу огненную руну на твою подачку и создам зажигательный лимон, чтобы спалить ваш дом дотла!

подвергнуться неожиданной атаке сверху

кажется, надо замести следы

огненная феерия (если Нориаки использует огненную руну)

естественно, что тут все было подстроено. этот парень не разболтал бы Инио ничего в любом случае. кто-то резко бросает в охотника несколько ножей и слегка задевает плечо. ух! еще бы чуть-чуть... но, однако, на полу рядом с обгоревшим трупом теперь есть кровь Игираши. полиция не оставит это просто так... стоит ли разобраться с нападающим и потом попытаться затереть следы? настало время очередной разборки

эта библиотека и все, кто в ней сейчас находятся, не должны знать, что Игираши Инио — охотник. вообще никто об этом не должен знать, кроме доверенных лиц. настало время сжечь это место дотла! вместе с трупом! вместе с остальными! плевать на книгу, главное — сохранение секрета

сбоку что-то заполыхало. стоит пойти разведать и устранить незадачливого свидетеля.

17

Ларец так просто не открылся. Обычными путями убрать барьер было либо сложно, либо невозможно. От огорчения Нориаки даже захотелось долбануть по барьеру огненной руной. Но это бы означало «хехей, привет, я здесь, обратите на меня внимание!» Совсем не за этим Нориаки пришел сюда. Поэтому нужно было потеть.
И монах стал потеть. Скрупулёзно, с вниманием ко всем деталям, монах взламывал барьер. Вокруг было очень шумно, но, определенно, к себе он внимания не привлек. Именно плохого внимания, от которого лучше бы при первой же возможности отказаться. Сейчас же он был как школьник, который впервые в своей жизни, борясь с сексуальным напряжением, расстегивает лифчик, находящийся на его пассии. Он надеялся, что все бодхисатвы уберегут его обнаружения.
Вуаля! Кропотливый труд и потраченные нервы сделали дело, барьер был убран. Нориаки всерьез ждал второго слоя, ещё более сложного, чем первый барьер. Тогда бы он точно не сдержался и долбанул бы огненной руной. Но нет, всё обошлось, книга оказалась в руках Нориаки. Собирался ли монах открывать её? Возможно. Он многое успел передумать за этот вечер, и было интересно узнать тайны мироздания. Но не здесь. Взяв книгу, монах засунул её так себе в одежду, что только полностью раздев можно было её извлечь, после чего помчался к окну, а уже оттуда планировал намылиться в своё логово в старом храме. Вот тогда бы он и занялся активным изучением содержимого книги.

18

Реги совсем не хотел идти на контакт, несмотря на ужасную боль, что сейчас раздирала его голову. Если бы можно было разозлиться или отчаяться еще больше, то Инио обязательно сделал бы это, но он и так уже был на пределе.
Не собираясь становиться вторым сияющим факелом, мужчина осторожно слез со своей жертвы  и поднялся на ноги. В тот самый момент, когда тело Игараси приняло вертикальное положение, сигналы от отключенных органов чувств накрыли его болезненной волной. Мужчина покачнулся и схватился за стеллаж, спасаясь от падения. Это могло значить лишь одно – кто-то снял барьер.
Да сколько их тут?! Сколько еще человек наблюдали за ним из укрытия, пока он беседовал с толстосумом?!  Десять?! Сотня?! Тысяча?! Наверное именно такое стечение событий называют западней. И заманить в неё Игараси было легче, чем снять женщину в самом задрипаном клубе Токио, где старые, уже отчаявшиеся кошелки готовы на все, ради денег, выпивки или партнера на одну ночь.
Использование руны забрало у него добрую часть сил. Он уже не мог держать фамильяра, и тот схлопнулся, исчезнув с поразительной быстротой, оставив  после себя несколько сияющих искр. О том, чтобы идти и проверять, кто разрушил барьер, не было даже и речи.
Хрен с ней, с книгой. Инио просто хотел, чтобы это все, наконец, закончилось. Он будет жалеть об этом ещё долгие месяцы, и вряд ли ввяжется куда-нибудь по собственной воле. Хватит с него. Действительно хватит.
Кажется, после этого он не сможет нормально работать несколько дней, но ничего. Ведь если он не заметет следы, то ему придется оставить свою прежнюю жизнь в этом месте. Если он не использует  тот малый шанс сохранить её, который еще есть у него сейчас. 
Собрав последние силы, мужчина чертит перед собой знак. Его имя проносится по галереям меж высоких полок и рождает пламя. Пожелав огню приятного аппетита, Игараси скрывается через заднюю дверь.

19

Побег Нориаки и исчезновение книги осталось незамеченным — все внимание нападавших было захвачено Инио и сбежавшим Тацуо. Хорошо, что Никайдо пошел в подвал прежде чем сунулся в зал — пока все были заняты вторгшимися внутрь библиотечного хранилища охотниками, они успели позабыть о том, что приглашено сюда было трое. Тем более, в отличие от товарищей, Нориаки проделал всю работу тихо, невольно воспользовавшись отсутствием внимания в его сторону.
Книга покоилась у охотника. Ценные знания об Истоке в итоге оказались у того, кто так и не был замечен никем из невидимых врагов.

НОРИАКИ ПОКИДАЕТ КВЕСТ С КНИГОЙ.

Библиотека горела хорошо — постройка была старая, деревянная. Кажется, она была почти что музеем, и была построена еще даже до гибели Империи от рук Запада в далекие сороковые годы. И даже до войны с соседней огромнейшей страной. В общем, очень старая постройка, деревянная, очень хорошо горящая. Хотя огненная руна легко сделает даже из самого негорючего материала то, что будет способно гореть долгое долгое время, так, что в глазах слезится начнет, пока вы будете смотреть на это.
Инио исчез из здания так быстро, что преследователи просто не успели за ним пойти. Конечно, это было не шибко страшно — они в любом случае знали о том, где он обитает и живет. Пока что действовать было слишком рано, и Игараши Инио получил огромнейший подарок от своих невидимых врагов — позволение пожить чуть дольше под своей фальшивой маской.
На следующее утро полиция обнаружила несколько сгоревших трупов и предположила, что убийца скрывается где-то в городе. По Йоми были развешаны объявления, но жизнь продолжала идти своим чередом. Казалось бы, ничего не изменилось...
Пока.


Вы здесь » demonifuge » вот уж действительно давно! » 01.05.2012 «Знания - сила!»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC