По причине почти нулевой активности в игре, мы приняли решение закрыть ролевую. Спасибо всем, кто был с нами.
спасти и сохраниться
Куросава Аку, Тачибана Сора
поверь глазам своим
Какизаки Тенга

demonifuge

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » demonifuge » чай и торты » 20.03.2012 «Если ищешь монстра - ищи в темноте»


20.03.2012 «Если ищешь монстра - ищи в темноте»

Сообщений 1 страница 24 из 24

1


http://imgur.com/by6gYxy.gifhttp://imgur.com/eCAqQEs.gifhttp://imgur.com/SeATO3i.gif
20.03.2012
«Если ищешь монстра - ищи в темноте»

В РОЛЯХ:
Kurosawa Aku
Kakizaki Tenga

Ночь опустилась на Йоми, но двум блуждающим жителям города не было до этого никакого дела. Один брёл под дождём, закуривая сигарету и пытаясь привести мысли в порядок, другая вышла на охоту, не обращая внимания на моросящий дождь. Была ли их встреча случайна или в этом замешана судьба?

2

У Куросавы выдалась нелегкая неделя. Неделя, во время которой ей каждое мгновенье приходилось доказывать собственное существование и бороться за право оставаться самой собой – Куросавой Аку, школьницей, ученицей 3-А, дочерью своих родителей и жительницей маленького японского городка Йоми. Согласитесь, нелегкое это дело – пытаться не разувериться в существующей реальности, с некогда жизнерадостным, а ныне поникшим лицом и уставшим голосом объяснять каждый день заученной речью, кто она такая и что делает в этом классе, в этом доме, в этой семье, на этой планете. Особенно, когда вместо желаемого сна, что наполняет тело и разум энергией для соревнования со следующим днем, Аку куролесит всю ночь по городу в поисках призраков.
Сегодня ей не везет еще больше, чем обычно, сегодня идет дождь.
-Могло быть еще хуже! – вспоминает Аку сцену из старого черно-белого американского фильма «Молодой Франкенштейн», в которой два главных героя выкапывают на кладбище мертвеца, скрываясь от общественности под тайной ночи.
-Мог идти дождь! – восклицает один из героев, и после его слов небеса вздрагивают, освещенные разрядами молний, и на землю проливается дождь.
Куросава, впрочем, не отчаивается – в тот знаменательный День, Когда Случилась Вся Эта Чертовщина тоже шел дождь, и надежды на то, что виновник ее несчастий появляется именно при подобных погодных условиях, греют ей сердце.
Плащ-дождевик развевается за ее спиной, словно мантия супергероя. Куросава уже седьмой день подряд крутит педали своего новенького хромированного велосипеда настолько отчаянно, что ударь ее кто-нибудь по накаченной заднице, то мигом взвоет от боли и запрыгает по окрестностям, тряся отбитой ладонью.
Она успешно игнорирует мигающие красным светофоры, так как на девяносто пять процентов уверена в собственном бессмертии и в том, что протаранит любую консервную банку на колесах насквозь. Таранить, впрочем, нечего – водители попрятались перед телевизорами, а пустые дороги освещаются редкими фонарями, притупляя чувство опасности. Куросава держится ближе к тротуару.
Когда впереди она видит темный, расплывчатый в дождевой мороси человеческий силуэт, сердце ее на мгновение замирает – одновременно в леденящем страхе, одновременно в будоражащей радости. Она чуть ли не падает с велосипеда, лишь чудом заставляя ноги вновь двигаться, и едет быстрее. Как только Куросава, дрожа от нетерпения, подъезжает ближе, то вся радость мгновенно просачивается сквозь пятки – это всего лишь обычный…
-Идиот, - думает Куросава, - что за идиот гуляет ночью в дождь?
Поднажимая на педали, она проносится по луже, окатывая фигуру фонтаном дождевых брызг из-под колес велосипеда. Довольная зубастая улыбка блестит в темных стеклянных витринах магазинов.
Куросава резко тормозит, разворачивая велосипед и перекрывая дорогу жертве своих хулиганских выходок.
-Ты кто такой? Потерялся по дороге домой?

Отредактировано Kurosawa Aku (2016-08-09 08:30:47)

3

Тенга шел по дороге, не обращая внимания ни на холод, ни на ночной дождь. Погруженный в себя, бывший якудза не замечал ничего вокруг, потрясённый до глубины души событиями этого вечера. Всю свою жизнь он отрицал сверхъестественное, даже не так, не допускал мысли о его существовании. Но то, что произошло с ним сегодня, вернее уже вчера, ведь уже было за полночь, ставило под угрозу саму его уверенность в том, что всё фантастическое – полная выдумка.

Во рту Какизаки торчала сигарета, которую он трясущимися руками зажег час назад, но дождь уже погасил её пламя, и теперь бумажная палочка полностью пропиталась водой наклонившись вниз под её тяжестью.
- Они меня одурманили… Не может такого быть…

Тело ломило, голова отказывалась работать. В таком жалком состоянии Токийский Тигр не бывал никогда. Куда делась вся его энергия, всё то неукротимое пламя, которое бросало его вперёд? Нет, сейчас Какизаки будто был призраком, потерявшим смысл существования, и лишь тихонько брёл, наступая ботинками в лужи и даже не делая попытки их обойти.

Вдруг послышался звук колёс велосипеда, и кто-то пронёсся мимо, окатив Тенгу волной брызг. Случись это днём, улицу бы огласил яростный крик Какизаки и лихача ждали бы самые неприятные минуты в его жизни, но сейчас бывший якудза лишь замер, и меланхолично оглядел свои промокшие штаны. Он уже собирался пойти дальше, как вдруг обнаружил, что дорогу ему прикрывает велосипед, на котором сидит кто-то завёрнутый в дождевик. Неслыханная наглость. Да еще и смеет задать вопрос.

В темноте было плохо видно, но по голосу казалось, что с ним разговаривает какая-то девчонка, наверняка школьница. Что она забыла здесь ночью?
- А тебе какое дело, малолетка, - вместо обычного задора в этой фразе чувствовалась какая-то неземная нотка, и только внимательно прислушавшись можно было уловить эхо недовольства.
«Чёрт, мне себя слушать жалко!»

Собрав крохи сил, которые остались, Тенга выпрямился и постарался метнуть суровый взгляд. Сигарета окончательно поддалась влаге и потеряв форму повисла, словно шланг. Волосы тоже свисали вниз, и по ним стекали ручейки воды.
- Сама чего шастаешь по ночам, не знаешь, что время не детское? Хочешь, чтобы тебя схватила какая-нибудь нечисть?

4

Наркоман какой-то, - подумала Куросава, оглядывая остановившегося перед ней человека с ног до головы. Не задерживаясь надолго на анализе его туловища (мокрые штаны не представляли особого интереса), Аку вернула свое внимание к тыквенной голове, в которой тускло светились глаза, а изо рта самым жалким образом, чуть ли не вызывая слезы на глазах прохожих, свисала давно потухшая и насквозь промокшая сигарета.
Или алкоголик, точно. Напился где-нибудь и теперь бредет домой в своем алкогольном делирии, - из-за охватившего ее негодования Аку даже недовольно цокнула языком.
И если еще всего лишь неделей ранее, она бы, не думая два раза, бросилась спасать незадачливого пьяницу, кулаками вбивая в его мышечную память науку о том, как вреден для здоровья алкоголь, то сейчас Куросава совершенно безэмоционально глазела на встретившегося ей путника, думая ни о чем ином, как о личной выгоде. Впрочем, уже сам факт того, что темный силуэт оказался вовсе не тем, что она надеялась и ожидала встретить, глобально портил всю нарисовавшуюся картину.
Голос у мужчины (да какой он мужчина, всего лишь на пару-тройку лет старше ее самой) звучит безжизненно и жалобно, настолько, что даже у могучей Куросавы, напрочь лишенной материнских инстинктов, на углу левого глаза выступает жемчужная слезинка. Ах, постойте-ка, это всего лишь капля дождя, неудачно залетевшая под капюшон дождевика.
Ладно, ни черта я от этого лоха не получу, - думает Куросава, хмыкая. Действительно, только время свое драгоценное потратит.
Вздохнув от усталости, смешанной с немаленькой долей разочарования, она вновь ухватилась за руль велосипеда, направляя переднее колесо в сторону в готовности развернуться и в очередной раз бороздить улицы города. Мышцы в ногах и спине почти что застонали, предупреждая вспышками боли о своем плачевном состоянии. Куросава, стиснув зубы, поставила одну ногу на педаль.
Кое-что, впрочем, заставило ее остановиться и обернуться назад, к тому самому жалкому существу, которое язык не поворачивался окрестить мужчиной.
Аку застыла на месте, крепко сжимая побелевшими пальцами холодный и скользкий от дождя руль. Одинокий блуждающий по Йоми странник выглядел все так же хреново. Поддавшись мимолетному порыву и накопившему за неделю раздражению, Куросава соскочила с велосипеда, не моргнув и глазом, когда тот с жалобным звоном завалился на бок, и уверенным шагом направилась к ‘человечишке’. Соблюдая угрюмое и серьезное выражение лица и не забывая поджать губы, она остановилась перед низшим представителем человеческой расы и резким движением руки вырвала у него изо рта сигарету, тут же выбрасывая ее на проезжую часть. После не забыла в презрительном жесте обтереть ладонь о мокрый дождевик.
-И что ты знаешь о нечисти, дружок? – взрослым и холодным, совершенно не похожим на прежний голосом спросила Куросава.

Отредактировано Kurosawa Aku (2016-08-09 08:31:07)

5

Сначала Какизаки искренне хотел, чтобы это недоразумение с велосипедом просто исчезло куда-нибудь. У него действительно не было желания сейчас ни во что ввязываться, как и у любого человека, столкнувшегося с чем-то необычным и не вписывающимся в привычную картину мира. Тенге хотелось просто брести тихонько под дождём, позволяя мыслям парить где-то вдалеке, избегая неприятных воспоминаний о недавнем вечере.

Но это уже была настоящая наглость, и как бы Тенга сейчас не был потрясён произошедшим вырванная изо рта сигарета, плюхнувшаяся в лужу рядом, немного привела его в чувство.

- За сегодня узнал больше, чем за всю прошлую жизнь, - отрезал Какизаки помотав головой, так что брызги с волос полетели во все стороны. Каким бы сильным не было потрясение, как бы глубоко оно не загнало гордость бывшего якудзы – отказываться от неё Тенга не собирался. Перед ним ведь была девчонка, школьница не иначе. Она будто собиралась уехать дальше, но вдруг на последнем слове якудзы вдруг повернулась обратно.

А ведь последнее слово… Да, «нечисть». Как бы не был потрясён Тенга, такие простые умозаключения ему еще давались. С чего это она так заинтересовалась? Уж явно не из праздного любопытства.
- А чего это тебя нечисть интересует? – нахмурился парень, чувствуя, как потрясение внутри сменяется знакомым раздражением, - Стой… А не из видящих ли ты?

Теперь он мог рассмотреть её получше, хотя на улице и было темно. Плащ-дождевик, тонкое сложение, и странное-странное выражение на лице. Такого у малолеток обычно не бывает, в нём так и сквозила напряженность, мрачность и раздражение, больше подходившие взрослому, уже угробившему свою жизнь и теперь расплачивающемуся за все свои промахи. Может она и не имела отношения к этому кружку любителей ясновидения, но в голове Тенги был еще свеж образ молоденькой Нисимуры. Вдруг эта девушка, или девочка, поди разбери в темноте, тоже из культа?

- Если ты из них, то бери свой драндулет и укатывайся по добру по здорову, иначе так отделаю, что мало не покажется, мне хватило паранормальных фокусов, - Какизаки запихнул руки в карманы, и задрал подбородок в фирменной угрожающей позе, которую так любят старшеклассники-хулиганы. Разумный человек вряд ли бросился бы обвинять первого встречного, но Тенга никогда взвешенностью не отличался, да и тем более его настораживало поведение этой незнакомки.

Отредактировано Kakizaki Tenga (2016-08-02 11:18:27)

6

Когда вместо положенных восьми часов здорового и насыщающего энергией сна ты получаешь всего лишь какие-то жалкие крохи минут, словно объедки со стола при зверском волчьем голоде, то, согласитесь, даже самый доброжелательный хомячок превратится в настоящее чудище и сгрызет вас заживо. Так было и с Куросавой – добрая, справедливая, сердечная Куросава постепенно превращалась в копошащийся червивый комок раскаленной добела агрессии, раздраженности и усталости. Заметь ее кто-нибудь сейчас, обязательно сказали бы – что случилось с тобой, Куросава? Ты совсем не такая, как раньше. Но в том-то и дело, что в этом городе, среди этих людей, никто не знал, какой Куросава была раньше. Никто не знал Куросаву Аку вообще.
Впрочем, напряжение ее постепенно улетучивалось. Возможно, усталость набирала обороты и завоевывала все новые границы ее тела и духа, и Аку чувствовала, как силы вместе со злостью утекают с каплями дождя и сточными водами в сливы, пугать мифических канализационных крокодилов.  Плечи, приподнятые в защитной позиции, опустились. Она вся поникла, съежилась, превратилась в тонкую и хрупкую фарфоровую куклу, потасканную детьми.
Странно, наверное, они выглядели со стороны – промокший насквозь парнишка чуть старше двадцати с потерянным выражением лица, пытающийся отыскать свою маму в супермаркете, и девчонка, не перешедшая еще границу официального совершеннолетия, без лица и без имени, лишенная возможности оставлять свой след в памяти других людей.
Сердце Куросавы уже не трепетало бабочками надежды на то, что этот неудачник сможет стать ее мессией, но она упрямо пообещала себе, что выдоит из него всю возможную информацию. Этот парень выглядел так, как будто знал кое-что, и если Куросаве придется открыть его рот с помощью кулаков и подошвы кроссовок, то, что ж, так тому и быть. Все равно на утро он даже и не вспомнит ее лица.
-Прекрати тявкать, - отрезала Аку, - или хочешь в луже искупаться?
Заразившись его дерзостью, Куросава ощерилась и приняла вид щенка, защищающего собственную территорию и оскорбленную гордость.
-Ты нормально разговаривать вообще умеешь? – с вызовом она запрокинула голову наверх и уперла руки в бока, чтобы быть на одном уровне с противником по количеству выделяемого гонора.
-Ладно, слушай сюда, хрен обкуренный. Не знаю, кто такие эти «их», но я к ним отношения никакого не имею. У меня собственные проблемы и я пытаюсь с ними разобраться. Уже целую чертову неделю. И вот сейчас я наткнулась на тебя и ты, кажется, кое-что знаешь. То, что мне, возможно, нужно. Поэтому, если не хочешь, чтобы мой кроссовок оказался в твоей глотке, лучше скажи, не видел ли ты тут такую большууууую, - она развела руки в стороны, чтобы точнее передать размер и форму повстречавшегося ей Существа, - черную тучу? И не было ли у тебя или у знакомых тебе людей….проблем с памятью?

7

Некоторое время Тенга просто жег глазами девчонку, а та дерзко смотрела на него в ответ. Не соврала ли она, сказав, что не имеет отношения к этой секте? Похоже, её вопросы были слишком странными.

Какизаки полез во внутренний карман, который еще не успел промокнуть до конца и выудил оттуда влажную сигарету. За ней последовала зажигалка и каким-то чудом через пару щелчков на кончике заплясал слабенький огонёк. Бывший якудза сделал затяжку, и закашлялся, выпустив небольшое облако дыма. Сигарета опять потухла, но успокоиться ему это немножко помогло.

- Будь мы в Токио, я бы тебе за такие угрозы запихнул бы швабру, не буду говорить куда, - уже с меньшей агрессией ответил Тенга, посмотрев на девчонку, - Но похоже ты и правда не из них. Тучу я не видел, и с твоих слов это кажется не больше, чем кошмаром малолетки.
Действительно, как можно увидеть черную тучу средь бела дня? Газы имеют свойство развеиваться, а облака в небе всегда белые. Так почему же она это спрашивает… Вдруг внезапная догадка осенила Какизаки, так что глаза его сверкнули.

- Твои вопросы. Ты. – Тенга сделал шаг вперёд, и взял девчонку за плечи, всматриваясь в её лицо. В глазах бывшего якудзы мелькнула искра, а в голосе будто послышалась надежда - Обыватель не спросит сначала про чёрную тучу, а потом про память. Скажи… Это было что-то… паранормальное?
Если эта девчонка что-то знает, то это может помочь Какизаки. Ведь он не знает, что сделали с ним там, в этом клубе. Что если это видение, которое ему показали станет правдой и сейчас оно висит над ним, словно проклятье, ожидая удобного момента.

Он не знал куда ему с этим идти. В полиции его засмеют, да и стоит заглянуть в участок, как до его отца сразу дойдёт весть, что блудный сыночек объявился в Йоми. Так получалось, что эта девчонка была единственной соломинкой, за которую мог ухватиться утопающий в загадках и домыслах Какизаки, и он не хотел упускать своего шанса.

8

Облако сизого во тьме дыма, подгоняемое ветром и пропускающее сквозь себя крупные капли дождя, полетело прямиком на Куросаву, обволакивая ее и пытаясь забиться во все доступные отверстия – в нос, в рот, уши, глаза и кожные поры. Она с глубочайшим отвращением на лице наморщила нос и замахала перед собой лапой c коротко остриженными ногтями в попытке разогнать отравляющие газы, липнущие к коже, словно банный лист к заднице.
-Будь мы в Токио, - передразнила его Аку скрипучим голосом самого вредного своего преподавателя, коего только знал мир, - я бы давно сдала тебя и твою швабру в полицию за растление малолетних. Ладно, извращенец, давай-ка ближе к… ой!
Когда чужие пальцы в крепкой хватке сжали ее хрупкие девичьи плечи, Куросава застыла в минутном испуге, совершенно не представляя, что ей делать – то ли завизжать в надежде на помощь из-за угла, то ли лягнуть преступника куда придется, то ли вовсе притвориться мертвой, как в случае с медведем. Но спустя несколько секунд, в которые сердце пропустило все удары, а после забилось с неведомой ранее скоростью, она вспомнила собственное жизненное кредо – Куросава не пугается, Куросава не притворяется мертвой и Куросава, упаси боже, не визжит. Исходя из данных фактов, выход остается лишь один – на насилие отвечай насилием.
Аку уже было рассчитывала траекторию полета собственной ноги и схему замаха с той целью, чтобы носок кроссовка пришелся прямо по коленке злоумышленника (или по яйцам?), но вдруг решила повременить с применением силы. Ладно, двинуть ему она всегда успеет. А вот сможет ли он после этого внятно разговаривать и рассказать ей все необходимое – вопрос, требующий внимания.
-Стала бы я тут разъезжать в дождь посреди ночи и приставать ко всяким наркоманам вроде тебя, если бы это было чем-то нормальным! – заорала Куросава, одновременно начав с упорством бешеной коровы извиваться в руках мужчины в попытке высвободиться из его хватки. И когда ей это наконец удалось, она прытко отпрыгнула в сторону, потирая подвергнувшиеся насилию плечи.
-Еще раз меня тронешь – будешь последним представителем своего рода, - заверила его Аку, свирепо сверкая глазами из-под интенсивно желтого капюшона дождевика.
-А теперь к делу. Сначала ты рассказываешь все, что знаешь, потом я. И мы даже можем делать это не под дождем. Только даже не пытайся зазвать меня к себе домой, я тебя насквозь вижу, проклятый извращенец!

9

Пальцы Тенги разжались. Девчонка сказала те самые слова, которых так ждал Тенга, хоть и не отдавал себе в этом отчета. Он неспроста так сильно вцепился в нее - для Какизаки эта малявка была проблеском надежды.

Когда сталкиваешься с необъяснимым - первым делом думаешь о собственном помешательстве. Но если что-то странное случилось ее только с тобой, то возможно ты и не сошел с ума. Кто бы мог подумать, что Тенга встретит такого человека в дождь на ночной дороге. Эта мысль

- Ха, чтобы ты начала меня интересовать, подрасти годика на два, - Тенга усмехнулся, глядя на девчонку, в его голос возвращались прежние насмешливые нотки, - Но раз ты что-то знаешь, то можешь мне пригодится. А я так и быть, помогу тебе, хоть ты и облила меня своим дранудлетом.

- Только не надейся, что я поведу тебя домой. Там и так тесно, а с тобой будет вообще не протолкнуться, - Какизаки поправил челку, не обращая внимания на ручейки воды, устремившиеся из рукавов.

Дождь усиливался, и бывший якудза, вдруг громко чихнул. Мартовские ночи были прохладными, и им и правда стоило поискать более подходящее место для разговоров. Денег у Какизаки было кот наплакал, но он знал одно заведеньице, где могли хорошо накормить и за такую скромную сумму.

- Пошли, я знаю одну раменную неподалеку, - парень вынул изо рта сигарету и бросил ее в сторону, - Хозяин умеет держать язык за зубами. А пока держись поближе ко мне, мало ли кто шастает по улицам ночью. Пойдем туда, и там все обсудим. И да, я Тенга, будем знакомы, малявка.

Чуть дальше дорога  поднималась на холм и резко уходила вниз, теснясь между двумя рядами однотипных домов. Окна во многих уже не горели, и на улице не было ни одного прохожего. Но в этой унылой картине сразу бросалась в глаза небольшая раменная, из тех, что обращены сидениями на улицу, притулившаяся в конце двух рядов домов. Кажется посетителей там сейчас не было, но свет пробивавшийся сквозь занавески говорил о том, что заведение открыто,

Отредактировано Kakizaki Tenga (2016-08-11 01:03:30)

10

-Куросава-сан для тебя, неудачник, - хмыкнула в ответ она, дерзко вздернув нос, - ладно, веди к своей раменной. Надеюсь, я нее отравлюсь теми харчами, что ты питаешься.
Хоть Куросава и представлялась другим наглой и хамоватой хулиганкой, выросшей на молоке улиц – раменных, забегаловках и прочей уличной пище – на самом же деле она была глубоким приверженцем домашней мамочкиной пищи, готовящейся с любовью и минимальным употреблением особо острых приправ. Поэтому, представляя себе десятки немытых рук, сопливых носов, кашляющих ртов и прочих распространителей бактерий, с самого детства она предпочитала избегать подобных местечек.
Шли они в молчании, и Куросава вела перед собой поблескивающий каплями воды велосипед, словно верного коня за повода. На другого спутника (тоже больше напоминавшего коня, нежели прекрасного принца) она по коим-то причинам, известным только ей одной, старалась не смотреть, вперив вместо этого внимательный и нахмуренный взгляд на дорогу. В голове несколько раз вспыхивали внезапные лампочки мыслей, несущие в себе опасность – «эй, а что, если меня кто-нибудь увидит!?». Не пристало сопливой школьнице разгуливать в ночь с представителями непонятно какого слоя общества, что будет, если об этом узнают ее родители или преподаватели! Плечи ее при этом приподнимались в защитном жесте, будто стараясь спрятать голову и лицо от возможных папарацци, но вскоре вновь расслабленно опускались, когда она вспоминала с печалью, что бояться ей нечего.
Не смотря на то, что в раменной не было дверей, лишь плотные занавеси, перекрывавшие вход, воздух в ней все равно был нагретый, душный и тяжелый. Пахло многочисленными приправами, травами, мясным бульоном и лапшой. Желудок Куросавы никак не мог решить, что ему делать – то ли забурчать и закрехтеть от голода, то ли скрутиться от отвращения. Спустя несколько секунд нелегких раздумий, Куросава пробормотала «я на ночь не ем, это неполезно» и понадеялась, что приняла правильное решение. К тому же, карманных денег у нее с собой не было, а оказаться в долгу у Тенги не представлялось ей приятной позицией.
Дождавшись, когда круглолицый хозяин забегаловки отвернется и займется приготовлением заказа, Аку накинулась на свою жертву.
-Давай, развязывай свой язык. Я не собираюсь сидеть с тобой до утра.
Фраза «мне завтра в школу» была опущена, так как, по мнению Куросавы, звучала слишком жалко.

11

- Да ты надоела, - бросил Какизаки, когда Куросава, ведь так её звали, отказалась от перекуса. Он конечно слышал, что школьницы не едят после шести, в тщетной борьбе за собственные талии, но никогда серьёзного значения этому не придавал, - Хозяин, дай ей три ролла, за мой счёт. А все рассказы потом.
Спустя минуту перед ними очутилась еда, Тенга получил свою тарелку с дымящимся раменом, а перед девчонкой хозяин поставил блюдечко с тремя одинкоими роллами, горкой имбиря и пластмассовой ванночкой соевого соуса. Какизаки не проронив ни слова принялся за свой поздний ужин и смолотил его за минуту, со стуком поставив пустую тарелку на стол. Теперь можно было перейти к делу.

- Значит так, - Какизаки развернулся к своей спутнице, закидывая ногу на ногу, - Слушай сюда, малявка.
Стоило ли рассказывать ей всю историю про этот клуб? Чем дольше Тенга думал, тем больше происходящее казалось ему миражом, который он увидел, стукнувшись обо что-то. Хотя, что может случиться если он расскажет об этом Куросаве? Она выглядела потрёпанной школьницей, но никак не шпионом, который доложил бы о злоключениях Какизаки Нисимуре или, еще хуже, в Токио.

- Вечером я нашел у себя конверт с приглашением, отправился по адресу и попал на какое-то собрание местных мистиков, твердивших «Пламенная госпожа». Я конечно подумал, что это простое сборище любителей ужастиков и молоденьких девочек, но потом там началась какая-то чертовщина.
Тенга поморщился и остановился. Ему не очень хотелось рассказывать то, что было дальше. Хотя бы потому, что не хотел быть поднятым на смех. Одно дело рассказывать о событиях, в которых ты уверен, и совершенно другое о загадках, которые не понял до конца. Но и промолчать тоже было нельзя.

- И потом там появилась какая-то штука, которая схватила и не отпускала. А я её не мог схватить, хотя она была прямо передо мной. Думал окочурюсь, когда пришел в себя её уже не было, только эти поганые «видящие», с восторгом расспрашивавшие, что я чувствовал.
О своём пламенном кошмаре Какизаки благополучно умолчал. Закончив краткий рассказ, он прищурился, глядя на девочку в дождевике.
- А ты, Куросава, - «сан» Тенга нарочно опустил, - Почему такой интерес ко всему этому? Только не думай отговориться тем, что ты из паранормального кружка вашей школы Мичино Камидо. Не поверю, что кто-нибудь из них выполз бы в такую погоду ночью.

12

Куросава глубоко неодобряющим взглядом окинула поставленную перед ней тарелку, сам собственно стол с въевшимися в его поверхность пятнами, пузатого повара с глазами-щелочками и повидавшим не одну пьяную разборку фартуком и своего сомнительного спутника Тенгу, напоминавшего манерами и аурой городского хулигана-неудачника. Чтобы умудриться охватить весь пейзаж, глаза пришлось немного скосить в разные стороны, но результат имел успех, и Куросава пребывала в полной уверенности, что своим взглядом сумела высказать все, что думает об этом месте, об окружающих ее людях, о погоде, времени суток и ситуации в целом.
Пока Тенга (издавая настолько неприличные звуки, что Куросаве по привычке захотелось сделать звук потише, дабы родители не заподозрили, что она смотрит в своей комнате за закрытой дверью) расправлялся с лапшой и бульоном, Аку потыкала палочками в роллы, поковыряла рис, поморщилась на имбирь и решила, что этого хватит. С отвращением, перемешанным с толикой восхищения на лице, она наблюдала за своим новым знакомым, который даже не пережевывал пищу, проглатывая все, что успевало попадать к нему в рот, за раз.
-Приятного аппетита, - выдавила она, придя наконец в себя, но было уже поздно – пустая тарелка ознаменовала конец трапезы.
Внимая рассказу, на словосочетании «молоденьких девочек» Куросава недобро заухмылялась, всем своим видом намекая на то, что догадывается, зачем (точнее, за кем) Тенга наведался на эту сомнительную вечеринку. Чем длиннее становилось повествование, тем пропорционально шире ухмылялась Куросава и ярче блестели ее глаза. Наконец, не выдержав, ерзая с восторгом на стуле и продолжая сверкать зубами, она спросила: -Слушай, Тенга! А не хочешь ли ты сказать…что это была…, - бросив быстрый взгляд на повара, навострившего свои маленькие уши, она наклонилась к Тенге и, схватив того за плечо, прошептала на ухо, - кхм, оргия?
Она быстро вернулась в прежнее положение и, продолжая улыбаться с видом девочки-детектива, пуще развила свою мысль: -Ну, знаешь, учитывая то, как ты сказал, что они, кхм, с восторгом расспрашивали о твоих чувствах….кхе, ладно!
-Я? А я просто блог веду, может слышал о таком – «Ночная мистика и придурки Йоми», разъезжаю на велосипеде по ночам, отлавливаю таких дебилов, как ты, внедряюсь в доверие и допрашиваю. А ты мне поверил, ха!
Куросава и сама не знала почему так тянет с объяснением. Возможно, потому что изначально не привыкла доверять людям свои секреты, тем более совершенно незнакомым; возможно, потому что идея помощи от этого странного человека казалась ей все более и более призрачной, да и его рассказ не вселял особой уверенности. Она пожевала немного губы, постреляла глазками в стороны, помяла дождевик пальцами и вздохнула.
-Хорошо, моя очередь. Наверное, это прозвучит еще более тупо и странно, но…в общем, неделю назад я шла поздно вечером от подруги, лил дождь, как сегодня, и на улице не было ни одного человека, и вдруг…это звучит очень тупо, но я увидела огромную тень, которая приближалась ко мне. Я остановилась под фонарем, чтобы увидеть, что это, но даже когда эта штука оказалась возле меня, то она все равно оставалась жирной тенью, такой, знаешь, черной непроглядной тучей, - Куросава активно жестикулировала, вздыхала, махала руками, чтобы как можно точнее передать собственную фрустрацию, - она попросила…укрыть ее от дождя. Но у меня не было зонта, вообще ничего не было, и я немного испугалась, ну и…убежала.
Посмотрев на Тенгу, она попыталась найти в его глазах толику осуждения – мол, какого это ты хрена не могла укрыть черную странную штуку от дождя?
-А на следующий день…меня никто не помнил. Ни одноклассники, ни учителя, ни даже собственные родители. Вообще никто. Я напоминаю им, и они могут вспомнить какую-то малость, но вскоре вновь все забывают. Каждый день мне приходится говорить, что я новая ученица. А родителей я вообще стараюсь не встречать, потому что они считают, что я воришка, залезшая в их дом. И ты меня завтра тоже не вспомнишь.
Так что все это, наверное, тщетно.

13

- Пф, хотел бы я, чтобы это была просто оргия, - тихо усмехнулся Тенга поглядев на девчонку, с едва заметной горечью в голосе. Моралистом он не был, да и сам бывало злоупотреблял такими вещами в прошлом, пока они не надоели до одури, - А тебе вообще рановато еще об оргиях думать, мелкота.
Роллы остались нетронутыми, но Какизаки не торопился их брать. Ему с нетерпением хотелось услышать рассказ Куросавы. Как же ему хотелось, верить, что это будет не простая небылица, а что-то похожее на его случай. Что-то, что даст ему отправную точку для размышлений и поможет разобраться с этим гнетущим чувством, которое подтачивало его изнутри.

- Я же сказал не поверю, - уже с нетерпением сказал Тенга, чувствуя, как начинает раздражаться. Ожидание было невыносимым, ему хотелось узнать обо всём как можно скорее. Почему она тянет? Неужели это всё выдумки? Но посмотрев на Куросаву Какизаки почувствовал, что здесь замешано что-то другое. Девчонка волновалась, ей наверняка не хотелось говорить о произошедшем. Её глаза бегали туда-сюда, а пальцы, которые недавно были на плече у Тенги теперь перебирали ткань дождевика. Но наконец она решилась.

Какизаки не перебивал, внимательно слушая каждое слово Куросавы. В какие-то моменты он хмурился, в какие-то его брови слегка приподнимались вверх в задумчивости. История девчонки была куда более странной, чем его. Да Тенге пришлось пережить несколько неприятных минут, но тут дело уже походило на какое-то фантастическое проклятье.
- То есть, если мы разойдёмся, а потом я тебя встречу, то я тебя не узнаю, верно?
В голосе Тенги угадывалось задумчивое недоверие, своей-то голове он привык доверять. Куда охотнее бывший якудза поверил бы проклятью, превращавшему воду в кровь или что-то в этом духе.

- И эта штука прокляла тебя, потому что ты не укрыла её от дождя? – это было похоже на логичное объяснение. Кусочки паззла сложились воедино - И дай угадаю, именно поэтому ты выбралась колесить по городу, чтобы найти её такой же дождливой ночью?

Тенга задумчиво постучал по столу. Всё это больше походило на какую-то детскую страшилку. Или на выдумку, свойственную подросткам, которые в чём-то не поладили с родителями. Но вместо того, чтобы принять реальность, они придумывают мистику, объясняющую их положение. Услышь Какизаки эту историю вчера, он бы ни секунды не сомневаясь оборвал бы на этом разговор, и предложил бы отвести Куросаву домой. Но сегодня всё было по-другому.
- Бред какой-то…– Тенга залез внутрь жилетки, и достал телефон. А затем вдруг решительно схватил Куросаву за плечо и прижал её к себе. Раздался громкий щелчок, и на экране возникла фотография. Какизаки что-то набил в текстовом поле, а затем ослабил хватку, позволяя девчонке освободиться. Хозяин бросил на них скучающий взгляд, ему были привычны такие сцены.

- Будь это вчера, я бы тебе не поверил. Но сегодня, чёрт, я сам пережил какое-то дерьмо, которое не могу объяснить. И уж перестрахуюсь, на всякий.
Дождь снаружи поутих. Какизаки хлопнул пару влажных купюр и монеток на стойку.
- Спасибо за еду, пошли Куросава. Искать твоё тёмное пятно.

Что бы там ни было, Тенга вдруг ощутил небывалый прилив энтузиазма, и перспектива пошататься по городу ночью уже не казалась ему такой плохой. Он уже всё равно промок где только можно, а если случиться чудо и они найдут что-то сверхъестественное, то может он сможет узнать ответы и на свои вопросы?

14

-Нет, Шерлок, не только сегодня. Я выбиралась каждую ночь за прошедшую неделю. Но с таким извращенцем как ты мне повезло только сегодня. Обычно на улицах я кроме бездомных кошек никого больше не встречала. Ты, впрочем, не особо от них отличаешься, - хмуро пробормотала она.
Надежда на то, что Тенга может иметь какое-то отношение к ее проблеме, выскользнула из рук рыбой, вильнув блестящим, словно сто-йеновая монета, хвостом. Куросава была уверена, что на этом их с Тенгой пути разойдутся. Сами посудите – вряд ли он обнаружит свою псевдо-оргию на вымоченных дождем ночных улицах, а она вряд ли встретит искомую мифическую тень в кружке любителей острых ощущений.
Аку еле слышно вздохнула и посмотрела на холодные роллы. В животе хищно заурчало, и она решила, что раз уж не дождется от этого чудака ожидаемой помощи, так хотя бы запасется энергией для кручения педалей. Не успела она запихать в рот последний комок риса, обернутый водорослями, как Тенга потянул ее на себя. Недожеванный рис с кусочками рыбы чуть было не вывалился у нее изо рта, из-за чего Куросаве пришлось изо всех сил сжать губы и раздуть щеки, выкатывая от напряжения глаза. Все это перемешивалось с глубоким удивлением на лице, и в итоге получившуюся фотографию смело можно было вывешивать на фермерские поля – дикая морда приличной школьницы отпугивала бы ворон не хуже самого растрепанного пугала.
-Эй! – защебетала она, попутно проглатывая комками то, что было во рту, - вов вы фофавы фефуфетить! (в переводе - мог бы хотя бы предупредить!)
-Ты, медведь неотесанный, разве ты не знаешь насколько тонкое и ранимое это дело для школьниц!? Каждая фотография – плюс к репутации! Знаешь, как долго нужно к этому готовиться! И одной фотографией никто не ограничивается, их нужно сделать как минимум штук пятнадцать, а потом отобрать самую лучшую!
Посреди своей научной тирады Куросава замолчала и скептически (все-таки родители учили ее не доверяеть незнакомцам, тем более встреченным ночью) посмотрела на Тенгу: - Что, правда пойдешь со мной?
Она выскочила из магического шатра, кивнув повару спасибо, и остановилась за спиной Тенги, вновь чувствуя холод улицы и безжалостного дождя.
-Ну ты это, эээ, может, переоденешься? А то как бы не застудил себе что-нибудь и не помер, я ж себя частично винить буду.

15

- Пф, - хмыкнул Тенга, когда Куросава вдруг забеспокоилась о его здоровье, - Я могу проспать ночь на асфальте, хоть бы хны. А попасть под дождик – не привыкать.

На деле Какизаки неожиданно позабавила эта перемена настроения. Сначала удивление и возмущение такой наглостью, затем недоверчивый вопрос, в котором всё же была какая-то надежда на то, что он и правда хочет ей помочь. Но он не собирался её разочаровывать, потому посмотрев прямо в глаза девчонке, уже напялившей дождевик поспешил развеять её опасения:
- А что пойду – правда, только поторопись, у нас время до утра, а там я пойду отсыпаться и прибью любого, кто меня побеспокоит. И надо будет принять тёплый душ, пожалуй. Всё, идём!

Они пошли вниз по улице, которая встречала парочку разинутыми дырами тёмных окон и провалами переулков, в которых будто бы что-то клубилось. Если бы не фонари, исправно светившие на тротуары внизу – то даже Тенге стало бы не по себе. Всё же одно дело вечно живой Токио, а другое эта сельская глубинка. Дождь всё также лил как из ведра, и униматься по-видимому не собирался.

- Значит так, Ку-ро-са-ва, - фамилию девчонки Тенга протянул, - Я тебе скажу – если хочешь что-то найти, сначала разузнай об этом. А потому – пошли-ка в библиотеку, она тут как раз недалеко. Чёрт, никогда не любил эти дома для книжных червей и ботанов, собрание хлюпиков. – Какизаки сплюнул, - Даже удара боккеном не держат, слабачьё. Но вряд ли в интернете мы найдём что-то стоящее. Как там звали эту гадость, напомни-ка?

Тенга достал мобильник и еще раз глянул на фотографию. Дождя он не опасался – суровая жизнь в Токио приучила его, что иной раз можно и с моста в канал улететь, а потому последний год он таскал с собой телефон, способный пережить и ванные, и удары и держать заряд несколько недель. Это конечно не хрупкое чудо технологий, но зато надёжности ему не занимать.

Фотография вышла на редкость странной, изо рта Куросавы торчал кусок ролла, а надутые щёки делали её похожей на рыбу-шар. Тенга получился куда лучше, ничуть не лишенный своей слегка хулиганской неотразимости, которой он, впрочем, особо никогда не хвалился. Ниже была подпись «Ты знаешь эту девчонку. Просто забыл.»

Тем временем они вышли к зданию библиотеки. Свет внутри не горел, а на дверях висела табличка «Работа с 8 до 8, без выходных». Похоже заведение было закрыто, но Тенга ничтоже сумняшеся достал из кармана какую-то металлическую полосочку и подошел к окну. Пара движений, и механизм скрипнул, а Какизаки забрался внутрь, и протянул руку Куросаве
- Забирайся, и велик затащи.

Но ни он, ни девчонка не видели, как на крыше библиотеки словно сгущается какое-то облако и пару раз мелькнул странный силуэт.

16

Предложение Тенги было пусть и неожиданным, но вполне себе логичным. Детское лицо Куросавы сначала исказила гримаса рождающейся саркастичной фразочки, что-то вроде «да ты, наверное, библиотеку только в качестве уборщика посещал», но она быстро прикусила язык и задумалась, сведя темные пушистые брови в одну линию.
С одной стороны, вряд ли упоминания о повстречавшейся ей странности могут встретиться им в книге «ЧЕРТОВЩИНА, С КОТОРОЙ ВЫ ПОВСТРЕЧАЛИСЬ, И КАК ОТ НЕЕ ИЗБАВИТЬСЯ», и вряд ли эта самая книга будет призывно блестеть яркой обложкой на первой же попавшейся на глаза полке. С другой стороны, чем черт не шутит, и если метод ежедневного (точнее, еженочного) прочесывания улиц до сих никуда ее не привел, то, пожалуй, пора выбирать другую тактику. И, что несомненно являлось плюсом в маленькую личную копилку сегодняшних приключений, они хотя бы скроются от дождя, противно хлеставшего девчонку по носу.
Способ попадания в библиотеку, разработанный Тенгой лично, Куросаву не сильно удивил, но затаскивать велосипед внутрь она отказалась наотрез.
-Нет уж, - мотнула головой Аку, - пусть остается здесь.
И, порыскав глазами по округе, затащила его в ближайшие кусты, прилегающие к зданию библиотеки. Любовно погладив велосипед по рулю на прощание, она искренне пообещала ему вернуться как можно скорее и велела не скучать.
Ухватившись за протянутую руку, Куросава уперлась кроссовками в стену, оттолкнулась и ловко запрыгнула внутрь.
Похвастаться более частым, чем Тенга, посещением сего заведения Куросава не могла. Да, она любила книги, но их… кхм, жанр, немного отличался от того, что предлагали на пыльных полках общественного государственного учреждения. Да у пожилой библиотекарши поди глаза на лоб бы полезли, увидь она незацензуренные картинки в любимой Куросавиной манге.
Посмеиваясь над собственными мыслями, Куросава ощутила прилив бодрости и новой надежды. Всматриваясь в мягкую темноту помещения, слабо освещаемого желтыми уличными фонарями, она уперла руки в бока и повернулась к Какизаки.
-Ну что, какие идеи? Отдел японского фольклора?

17

- Наверное да, начнём с него, - согласился Тенга. Сам он имел весьма смутное представление о том, что они ищут, не говоря уже о том, что библиотеки чаще видел в фильмах и художественных произведениях, нежели бывал там сам. Затянув Куросаву, оказавшуюся весьма лёгкой внутрь, Какизаки закрыл окно.

Внутри здания парочку встретил тёплый воздух, наполненный тем самым узнаваемым запахом древности и знаний, который обычно витает вокруг любого скопления книг. То ли это, то ли прохладный дождь, под которым они прогулялись сыграл роль и Тенга вдруг громко чихнул.

- Так, пожалуй, пойду-ка я подсушусь, а ты пока иди в зал и начинай искать. Я тебя там найду.
Какизаки отправился по коридору в поисках заветной двери, с кружочком, под которым расположен треугольник, обращённый вершиной вниз. По большому счёту ночью в библиотеке они с Куросавой были одни, и вполне можно было наведаться в и женский туалет, однако это было бы знаком дурного тона.

Полутёмные коридоры совсем не пугали Тенгу, и в конце концов он добрался до заветной двери. Щёлкнув выключателем, Какизаки обнаружил на стене то что искал – сушилку для рук. Обыватель искренне считает, что сушилка подходит только для ладоней, но изобретательные люди вроде якудз и клерков уже давно уяснили, что под сушилкой можно высушить всё что угодно – от досадных последствий промахов при стрельбе, до подмокшего пиджака. Да еще и погреться можно.

Прикрыв дверь, Тенга с наслаждением отдался во власть струи горячего воздуха, которая словно нежные пальцы массажистки обхватила его заиндевевшую спину, разогрела затёкшие мышцы и избавила его от неприятной влаги. На секунду Какизаки даже забыл о своих неурядицах, переносясь умом куда-то далеко, на светлые и душистые луга, в которых нет места волнениям и печалям.

Но всё хорошо в меру, и как следует просушившись Тенга решил еще и посетить кабинку, парочка которых стояла в углу. Унитаз был в прекрасном состоянии, и плюхнувшись на него Каизаки вздрогнул – сидение было с подогревом. Как же это было замечательно! Несколько минут блаженства, рука бывшего якудзы потянулась к держателю бумаги и пальцы схватили… пустоту.
- Чёрт… Чёрт! – умиротворение сменилось ледяным отчаянием, еще более ужасным. Он же знал, что всегда, когда садишься нужно проверить бумагу. Чёрт, что же теперь делать! Может позвать на помощь? Нет, только не Куросаву. Если даже она его и услышит, то молоденькой школьнице еще рано такое видеть. Он должен придумать выход.

- Чёрт, ну почему они не меняют бумагу! – с негодованием возопил Тенга, обращаясь к потолку.
- Держи, парень, - вдруг раздался глухой голос из кабинки рядом, и об ногу Какизаки стукнулся рулон белоснежной бумаги, - Только мне потом отдай.

- О, спасибо! – радостно выдохнул Какизаки, хватаясь за рулон. Несколько искусных движений, и дело было решено – Держи, спасибо добрый человек!

- Благодарю, - раздался глухой голос,
Довольный Какизаки вышел из кабинки насвистывая мелодию, разве можно было ожидать большего счастья? Но вдруг он замер как вкопанный и медленно оглянулся – вторая кабинка, рядом с его – была пустой…
- Чёрт! Я должен бежать к Куросаве! – Тенга со всех ног бросился в читальный зал.

18

Признаться честно, остаться в одиночестве в закрытой и темной библиотеке не входило в ее планы. Правда, вы наверняка подумаете, что если уж эта дерзкая девчонка рассекает на своем велосипеде по городу в дождливые ночи, то чего же ей бояться книжных полок и картотек? Но Куросава, как она не пыталась себя успокоить, все же чувствовала нечто предостерегающее в атмосфере.
И пусть за окнами пуще прежнего поливал дождь, а в помещении было сухо и относительно тепло, ощущение все равно было мерзкое. Куросава поежилась и попыталась стянуть с себя дождевик, который превращал тело в парниковое растение. Попытка успехом не увенчалась.
Стоя с поднятыми вверх руками и наполовину снятым дождевиком, прочно определившимся с местом жительства вокруг ее рук и головы, Аку чувствовала себя крайне глупо. Во-первых, всем, что она видела перед собой, был плотный желтый материал, а во-вторых, она чувствовала, как в образовавшемся вакууме ей становится все сложнее дышать.
Звать на помощь казалось нелогичным и несколько постыдным – ей не очень хотелось, чтобы и без того самоуверенный Какизаки имел больше поводов для насмешек. Да и к тому же, под шумом сушилки, соревнующейся по уровню громкости с двигателями самолета, он вряд ли услышит ее крики о помощи.
Куросава захрипела. Нужно было срочно что-то решать.
И только было она начала дергаться то ли в предсмертных муках, то ли в попытках червеобразными движениями тела стащить дождевик, как почувствовала, что ткань тянет вверх какая-то сила. Видимо, Какизаки все-таки принял на себя роль спасителя дважды.
-Спасибо, - благодарно проскрипела она.
Злодей-дождевик в процессе покидания тела захватил с собой волосы, и Куросава облегченно задышала зачесанными на лицо прядями, перекрывающими поле зрения. Пока она разбиралась с густой шевелюрой, распутывая, закидывая назад и приглаживая непослушные волосы, ее герой успел скрыться.
Но не прошло и нескольких секунд, как пол под ногами Аку задрожал, сопровождаясь топотом стада буйволов из ста голов. Куросава было испугалась и, хватаясь за сердце, шуганулась в сторону окна, но при слабом свете луны и фонарей смогла различить в буйволах Какизаки.
-Фуух, как ты меня напугал! Чего ты вернулся так быстро, забыл что-то?

19

- Здесь кто-то, кто-то есть! Или что-то, - выпалил Тенга, но тут же спохватился. Он не должен показывать страха перед лицом школьницы, да и вообще перед чьим бы, то ни было. Пускай Какизаки больше не был якудзой, но гордость и понятия чести у него никуда не делись.
- Так вот, - откашлявшись продолжил парень, - Кто-то был в туалете, но потом испарился. Но здесь никого не должно быть. Тихо, вот сейчас.

Тенга поднял в воздух палец, давая Куросаве знак, чтобы она не шумела. В тишине библиотеки можно было различить далёкую дробь дождя, барабанящего по крыше и стёклам. Изредка доносились далёкие раскаты грома, но ни звуков шагов, ни чего либо, что могло указать на присутствие здесь кого-то третьего – не было.

- Может мне всё-таки показалось… Но блин, не могла же она просто выкатиться, когда я захотел. Да и голос я слышал, - пробормотал Тенга себе под нос. Но себе Какизаки всё же был склонен доверять, а потом решил не спускать дело на тормозах:
- В любом случае, Куросава, может быть мы здесь не одни. Будь начеку, и давай лучше не разделяться. А теперь пойдём в читальный зал. И если вдруг что-то заметишь – сразу говори мне.

Сказано это было уверенным, слегка насмешливым тоном, хотя внутри Тенге было не по себе. Погруженный в темноту читальный зал казался бесконечным. Полки с книгами растворялись в темноте, уходя куда-то в вышину. Здесь бы хорошо включить лампы – но наверняка они тогда привлекут ненужное внимание, а значит стоило поискать другой вариант.

- Так-с, ты не знаешь случайно где здесь фольклор? И в любом случае, перед тем как читать, нам нужно найти фонарик. Наверное, он будет у стойки библиотекаря, - предположил Тенга, поглядев на Куросаву, и взглядом давая понять – что он лишь прикидывает такую возможность.
Конечно здесь было темно и страшновато – из-за стеллажей книг поле зрения значительно сужалось, и им оставалось только идти по узенькому коридору, огороженному двумя стенами, в надежде, что они выйдут куда надо и не повстречают за углом что-то ужасное.

- Ну, нечего стоять, пошли! – Тенга шагнул вперёд, и тут же отдёрнул ногу, почувствовав, как подошва проседает – чёрт, здесь что-то мокрое и липкое. Кто-то съел мороженное и не выбросил? Да отпусти, ты!

Но штука, или лужа, в которую наступил Какизаки не торопилась выпускать его башмак, а в темноте было не разглядеть, что же держит парня за ногу. Однако чем сильнее нечто держало бывшего якудзу, тем сильнее он сопротивлялся, пытаясь выдернуть ботинок.

20

-Что? – нахмурилась Куросава, продолжая поправлять шевелюру пальцами, исполняющими роль расчески, - В смысле, испарился? Может быть, в туалете просто включен автоматический спуск воды? И поэтому тебе показалось, что там кто-то есть?
Она бы не остановилась на дальнейшем развитии собственных идей и мыслей по поводу возможных призраков уборной, но Какизаки прервал ее жестом руки. Аку было хотела возмутиться, что никто не смеет затыкать ей рот, да еще и размахивая перед её лицом своими руками, невоспитанное ты чудовище, но благоразумно решила прикусить язык и послушаться «совету». Но так как никаких посторонних звуков, кроме усилившегося за окном дождя, зарегистрировано не было, брови и лоб нахмурились еще глубже, сливаясь в единую вмятину на свежем лице.
-Ладно, - недовольно пробурчала Куросава, - я не хочу слышать про то, что случилось с тобой в туалете. Расскажешь это своему школьному мистическому клубу.
Бок о бок (может быть, Куросава чуть-чуть отставала, всего лишь на пол шага, бессознательно прячась за спиной впереди идущего самурая) они двинулись вперед, в густой и душный мрак библиотеки. К шуму дождя теперь то и дело присоединялся неосторожный скрип половиц, выстилавших пол со дня грандиозного основания библиотеки. В некоторых местах пол проседал под тяжестью тела, и у Куросавы периодически замирало в грудной клетке сердце, когда подошвы кроссовок пружинили ниже положенного уровня.
-У меня есть фонарик в телефоне, - отозвалась Куросава. Она остановилась, чтобы не копаться в собственных многочисленных карманах на ходу и не врезаться случайно в один из шкафов – безопасность превыше всего!
-Нашла, - на свет (образно) был извлечен черный прямоугольник размером с ладонь в чехле внушительных размеров, изображающих одного из аниме-маскотов – неопознанное белое существо с круглыми глазами и желтым клювом.
Какизаки первым возобновил шествие, но не успел сделать полноценного шага, как вновь остановился.
-Сейчас, подожди, - пробормотала Куросава, колдуя в телефоне, который сначала слабым светом экрана осветил ее лицо, а спустя несколько секунд пустил яркий луч из задней панели.
Она направила свет на ноги Какизаки.
-Ой! – Аку отшатнулась, чуть было не выронив из рук телефон. Оставшаяся позади нога Какизаки медленно оседала в черной, густой и поблескивающей в свете фонарика луже.
Молниеносно Куросава схватила парня за руку и изо всех потянула на себя. Послышался чмокающий звук скотча, отрываемого от поверхности.

21

- Черт, что это за дрянь! - лихорадочно возмутился Какизаки, теряя равновесие и улетая под ноги Куросаве. Парень был в замешательстве. Самое худшее, что он мог предположить - какой-нибудь фрик разлил в библиотеке кислоту, чтобы отомстить своим недругам, которые были слишком умными. Не дожидаясь последствий Тенга стащил ботинок, и отбросил его в сторону.
- Ты видела?! посвети-ка на мой башмак! И сюда! Да сюда! - возмущался бывший якудза, пока лужица не предстала перед парочкой во всей красе.

И правда, на полу была таинственная тесная клякса, выглядевшая пускай и обыденно, но в некоторой степени угрожающе. Однако никаких признаков жизни она не проявляла, оставаясь предметом их категории "гадость на полу".

- У них тут вообще уборщики есть? - Какизаки отправился к брошенному ботинку и стал его изучать, как ювелир изучает драгоценный камень. Дрянь действительно налипла на башмак, но разъедать его не торопилась. Еще пара минут и Тенга, скрепя сердце, надел ботинок обратно - не ходить же в носке. Но шнурки ослабил - на всякий случай. Теперь оставалось сделать еще кое-что... И это кое-что не так легко далось гордому Какизаки. В нем боролись гордость самурая и гордость якудзы.

- Куросава, - глухо сказал парень, - Это... Хм... Спасиб... Бо, да. Только не думай, что я теперь готов у твоих ног ползать и всё такое. Просто говорю спасибо, и точка! Вобщем неважно, пошли!

Луж им больше не встретилось, и наконец парочка добралась до стойки библиотекаря. На столе было бедновато - старенький компьютер, ровесник Тенги, ящик с пожелтевшими от времени карточками и ручка, вот и все скромное убранство. Какизаки не теряя времени, нажал на кнопку питания, и монитор загорелся. На нем вы замерцали иероглифы, заставившие Тенгу выругаться
- Опять глючит, ну что за старье. Давай посмотрим карточки, Куросава.
Но девочка заметила, что среди дрожащих иероглифов мелькнули три слова "без, лицо, смерть".

- Кажется нам тремя проходами левее, японский фольклор, - выдал Тенга, держа в руках карточку и глядя на стеллажи, тянувшиеся влево и вправо. Стой. Я только сейчас заметил. У не Э******т ли это у тебя на чехле?!

22

Все представители мужского пола по определению являлись странными. Очень странными.
На выдавленную с большими усилиями благодарность Куросава лишь пожала плечами с выражением недоумения на лице. К чему устраивать из этого такую трагедию? Будто бы она спасла его от верной смерти в гиблом болоте. Не так же всё страшно было, правда? Всего лишь тягучая чавкающая лужа неясной этиологии, но, в то же время, в нынешние времена эти ополоумевшие школьники какую только энергетическую дрянь не пьют, сделанную черт знает из чего. Может быть, кто-то что-то разлил (и результатом химической реакции ядерного напитка и пыли на полу стала вот эта гадость), может быть, наблевал, а может, это вообще г….
Но, наверное, точно не последнее.
Куросава посветила на лужу, застывшую ровным черным зеркалом на деревянном полу. Чем дольше она всматривалась в тёмную, непроглядную поверхность, тем неприятнее становилось внутри, и внутренности все словно покрылись тонкой ледяной коркой. Пожалуй, Какизаки все-таки не переигрывал. Окажись она на его месте, то явно бы не почувствовала себя молодым пиратом, наступившим прямо в сундук с золотом.
-Да, пошли, - с облегчением кивнула Куросава, направив свет фонарика вперёд. Она аккуратно обошла неясное нечто и, следуя за Какизаки, еще несколько раз обернулась назад, светя фонариком за собой.
Пока парень, согнувшись над ящиком стола, копошился в многочисленных карточках, Куросава уставилась в монитор.
На черном экране красовались белые иероглифы «введите пароль» и ниже консоль непосредственно для ввода таинственного сочетания. Аку была уверена, что бумажку с паролем они могут обнаружить где-нибудь на том же столе, потому что вряд ли у работников библиотеки, которые наверняка имели внуков уже тогда, когда этого здания не было еще в планах, хватило бы памяти запомнить пароль среди прочих важных данных, как рецепты сакэ и удона, дайфуку и агаси, имён всех своих правнуков, их дней рождений и воспоминаний о том, как красив был Кисимото-сэнсэй в школьные годы.
Она посветила фонариком на монитор, чтобы удостовериться, что пароль не написан прямиком на нём. Экран в этот момент мигнул, и иероглифы изменились.
Без.
Лицо.
Смерть.
Куросава вздрогнула и машинально, бессознательно, двинула ладонью по тёплой боковой поверхности монитора. Картинка вновь исказилась, и на экране отразилась прежняя запись «введите пароль».
Не успела она задуматься и обмозговать произошедшее, как Какизаки с лицом победителя обернулся к ней, размахивая перед лицом добытыми карточками. Но внимание его быстро переключилось на телефон Аку.
-Ээээ, - если в слабом свете старенького мигающего монитора можно было различить её лицо, то кто-нибудь бы отметил, что оно слегка раскраснелось. Куросава быстро спрятала телефон за спину, и свет фонарика теперь освещал пространство за её спиной.
Если Какизаки был особо наблюдателен, то он мог заметить, как некая черная тень стремительно и бесшумно метнулась в сторону стеллажей, скрываясь среди них. Но, в то же время, это могли быть всего лишь игры деревьев, освещаемых луной.
-Д..да! А что такого!?

23

В той стороне, откуда пришли незваные гости, послышался тихий, чавкающий звук. Это пятно, что совсем недавно пыталось полакомиться обувью якудзы, отделилось от пола и проплыло в сторону стены. Всё с тем же, неопрятным для ушей, звуковым сопровождением, оно забралось на потолок и притаилось там, свесив вниз крупные гроздья-капли, готовые прилипнуть к любому, кто неосмотрительно решит пройти сквозь них.
Ко всем, кроме чёрных теней и бесплотных существ, считавших ночную библиотеку своей законной территорией. Одни из них безмолвно наблюдали, либо не желая вмешиваться совсем, либо ожидая подходящего случая, другие же, подслушав разговор людей, уже направились к нужному месту, чтобы совершить очередную пакость.
Примерно в тот же момент, когда мужчина поинтересовался у девушки о маскоте на её телефоне, в секции японского фальклора послышался стук падающей книги и тихий смех. Темнота вокруг наших героев определённо подавала признаки жизни, осталось лишь решить, как на это реагировать.

шаг влево, шаг вправо - ???

0001 0100 1001 0111 0110
пароль должен быть где-то здесь, и было бы неплохо всё же найти его. тем более есть надежда, что в библиотеке имеется электронный каталог, как никак 21-ый век на дворе, так что вам не придётся идти в секцию фольклора и искать там что-то в кромешной темноте.

марш-бросок до секции фольклора
у вас нет ни времени, ни желания потрошить стол библиотекаря в поисках какой-то бумажки с паролем, которой там может быть даже и нет. посему вы решаете взять ноги в руки и мелкими перебежками отправиться на встречу с мистическими существами. ээээ, точнее с книгами о них. только с книгами.

кролики, это не только ценный мех
почему бы одновременно не убить двух ээээ кроликов, если у нас в наличии две пары рук и ног? пусть девушка останется у стола и ищет пароль, а мужчина, как смелый самурай, пойдёт за книгами, и одновременно выяснит, что там был за шум. ведь кто знает, где именно прячется истина от ваших пытливых умов.

24

- Подумать только, ты тоже смотришь Г******! Это ведь произведение для настоящих смелых людей, - в голосе парня послышалась капелька уважения, - Но ладно, если стесняешься не буду расспрашивать.

Мелькнувшая сбоку тень осталась для парня незамеченной, или боковое зрение просто откинуло её, как нечто безобидное. Мысли Тенги были заняты другим – теперь, когда у них есть карточки время идти в секцию фольклора, да побыстрее. Чавкающий звук? Или ему уже кажется? Тенга собирался выйди из-за стойки с компьютером как вдруг замер, как вкопанный.

- Стой, ты ведь слышала, это ведь смех, и что-то упало, - настороженно прошептал Какизаки, мысль идти в темноту теперь казалась ему куда менее привлекательной, чем минуту назад. Уже одна лужа, с которой они встретились настораживала, но что до того? Вряд ли в библиотеке таких было бы много – иначе бы их наверняка заметили. Но сейчас, кажется они не одни?
- Слушай, Куросава, - с деланным смелым видом продолжил Какизаки положив руку на плечо девушки, - Знаешь, мы же недаром живём в двадцать первом веке. Прогресс, японское экономическое чудо, полупроводники, транзисторы, и правда поищем пароль. Он ведь должен быть где-то здесь, чтобы они его не забыли.

- Давай-ка сюда фонарик, я буду поглядывать в проходы, вдруг увидим нужную нам книжку, - это ведь походило на правду, и служило прекрасной заменой «если там будут какие-то твари, или что-то что захочет нас сожрать».
- Может здесь кто-то есть, - Тенга нахмурился, посвечивая то туда, то сюда, то на стол, чтобы Куросаве легче было искать, - Наверное какие-то извращенцы пришли за своими книгами, ведь есть часы работы библиотеки, кто будет вламываться в неё по ночам без разрешения?

Как забавно, что Какизаки до сих пор подсознательно отрицал самый очевидный вариант, что в библиотеке может засесть что-то паранормальное. Но чудесный склад ума, не позволял ему этого признать даже после произошедшего, делая из бывшего якудзы идеального кандидата на роль фильмов ужасов.
- Куросава, ты там нашла? Мы здесь как на ладони, - одними губами шепнул Тенга, чувствуя как холодок пробегает по спине.


Вы здесь » demonifuge » чай и торты » 20.03.2012 «Если ищешь монстра - ищи в темноте»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC